cantadora_09: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] tjorn в Это - не вопрос МЕСТИ. ВООБЩЕ.
Это - вопрос естественных, логичных последствий и естественной, сообразной ответственности за них.
Это - вопрос ПЛОТНОСТИ МИРА.
Прекрасная "вторая часть Марлезонского балета" к "Медее". )
cantadora_09: (Default)
Хиллмана сложно читать. Еще сложнее его понимать, если подходить к его тексту как к буквальному изложению каких-то «важных» идей. Его нужно… переживать, как переживают ветер и бурю, как переживают день и ночь, как переживают трансформацию. Когда я впервые открыла Хиллмана лет 12 назад, я его тут же и закрыла. Непонятно ничего, текст несется на тебя как лавина из метафор, смыслов, образов, символов, перекрещивающихся контекстов… Ты пытаешься выловить из этого что-то знакомое – и не можешь. И тут ты попалась.

Read more... )
cantadora_09: (Default)


Рождение Вселенной

Образование в Украине, да и во всем мире, – тема острейшей дискуссии. На самых разных уровнях тут и там поднимаются вопросы о том, как строить образовательную систему, чего от нее ждать и как сделать так, чтобы она обеспечивала так называемый «социальный лифт» для самых разных слоев населения.

В одной из наших, "местных" дискуссий меня вдруг поразило высказывание крупного чиновника: - Мы должны добиться того, чтобы у талантливых детей из сел появилась возможность получить достойное образование и проявить себя.

Казалось бы, цель благородная.

Но мне почему-то не нравится это благородство. Почему-то у меня в ответ на подобные заявления возникают ассоциации совершенного другого толка. Я вижу смысловую нить, которая тянется от талантливого ребенка (бывают неталантливые?) из его «глухого села» к большому городу, с мощным университетом, с авторитетом высокообразованной профессуры и активным и быстрым профессиональным и личностным ростом. В этой чрезвычайно полезной и питательной среде одаренный «селюк» обретает необходимые ему знания и навыки и – делает все, чтобы остаться в городе. То есть, фактически, работает такая политика урбанизации. Давайте заберем из села все, что там есть хорошего, талантливого и перспективного, и перетащим в город. Давайте заберем у земли весь урожай, который она может дать, засеем снова, снова соберем, уложим все аккуратно в грузовики и вывезем, а землю бросим - пусть ее, как-нибудь проживет…

Это неправильно. Это неестественно. Это неэкологично. Разве тот человек, который вырос в селе, поднимался каждое утро с рассветом, ходил по тихим и маленьким знакомым улочкам, сидел на скамейках, заглядывал в соседские дворы, должен непременно оставить это место ради большого города? Разве не может он, пройдя свой «путь героя» и обретя структуру-город внутри себя, вернуться на физическом уровне в свое село и построить там свой дом? Построить так, как он считает нужным, и воспользоваться всеми знаниями и умениями, которые приобрел в больших внутренних и внешних городах?

Что мешает ему сделать это? Система. Система, которая устроена так, что большой город – это «хорошо», там есть деньги и есть работа, там происходит, что называется, «движняк». В позитив или в негатив, но там постоянно что-то шевелится, в то время как в родном селе все застыло и заглохло, и только древние старики сидят по углам, как пауки, которые неделями ждут, пока какая-нибудь неосторожная муха залетит к ним в сети.

Город – это шаг вперед. Это престиж. Господи, я видела, как едут в переполненных автобусах в шесть утра люди, которые продолжают жить в своих пригородных селах, но работают в городе, потому что там больше платят.
Город платит более роскошными иллюзиями, это правда. Знаете, в Голливуде есть места, где выстроены целые улицы, проспекты, изящные и внушительные здания – и все это из гипсокартона. Декорации. Так вот, город предлагает построить психические декорации внутри самого себя. И чем дольше это происходит, чем большую часть общества это устраивает, тем сильнее мы все увязаем в этом.

Мне кажется, должно быть совсем иначе. Говорят: нужны хорошие сельские школы, чтобы они могли готовить абитуриентов для университетов на высоком уровне. Нет. Должны быть хорошие сельские университеты. Прямо на месте. Им не нужно быть большими – ни одно село на данном этапе не потянет Оксфорд или Гарвард. Один университет, училище, колледж, на два-пять сел. По принципу сети. Если мы создадим маленькие центры внутри больших центров, мы получим настоящее социальное чудо. Не будет огромного города-монстра, который подминает под себя «периферийные» желания и ценности. Будет ризома, где каждый элемент – есть центр, потому что он важен для самого себя и является создающей частью другого центра. И особенность конфигурации здесь зависит от собственного взгляда наблюдающего.

В такой структуре исчезает понятие конкуренции в традиционном смысле. Потому что конкурировать можно за главное место. За право быть царем горы. Но если уйти от монадности горы к множественности взаимно важных потребностей, можно создать полиморфный мир. Свободный от претензий: «Кто первый сказал или сделал это?» Какая разница – кто, если это принесло пользу всем?

Похоже на утопию? На мой вкус, это похоже на реальность. Несколько сотен, если не тысяч лет человечество жило попытками построить утопию. Создать место, время, социальную структуру, в которой будет властвовать правота. И только сегодня, удивленно и робко, мы начинаем открывать, что правоты не существует. Нет такой идеологии, образа жизни, юридического права, системы ценностей, способа построения общины, которые были бы хороши для всех, правильны для всех. Мы не можем этого построить. Это все равно, что менять царя на троне, в надежде, что каждая новая личность будет более справедливой и ответственной. Нам нужно просто уйти от этого.

Возможно, наиболее близкая модель к тому, о чем я говорю, – это сеть. У сети нет начала и конца, нет правителя и подчиненного, нет сансары и нет нирваны. Есть только бытие, которое непрестанно создает само себя и получает наслаждение от самого бытия. От достижения к наслаждению? От изматывающей гонки к присутствию.

Мир без столицы. Париж, Иркутск, Ялта, Маньковка, Йокогама, Кировоград, Благоево, Лондон, Заряное, Чикаго, Лангедок, Котовск, Атланта, Теофиловка, Шропшир… Мир узнавания. Мир интереса к другому. Мир интереса к себе.

Аркан XXI – Вселенная.


 
cantadora_09: (Default)
 

Магия чистой воды

Таро Германа Хайндля я знаю довольно давно. Глубокая, нежная и какая-то внутренне музыкальная колода, она всегда была где-то рядом со мной, всегда присутствовала, не напоминая о себе. С ее особым настроением и миропониманием нужно разговаривать, – беседовать, стараясь поменьше употреблять слова и больше прикасаться к самому сокровенному в себе и в мире образов Таро.

И вдруг она оказалась здесь. Просто возникла и развернулась передо мной, нахлынув со всеми своими смыслами, рассказами, сказками и подлинными историями, с гексаграммами И-Цзин и рунами Арманического Футарка.

Руны – очень строгий инструмент. Мужской, сильный, яростный. Императивный. Но здесь, Боже мой, здесь они звучат как музыка. Они беседуют с И-Цзин и отправляют послания традиционным символам Таро.

А еще это похоже на море. В то утро, когда эта колода возникла вновь в моей жизни, в городе пахло морем. И ощущение от ее созерцания такое, как будто смотришь в солнечный теплый день, как меняются в морской воде предметы. Медузы, камни, водоросли…

Основная тема этой колоды – Земля. Гайя. Та, которую мы все знаем и о которой так мало думаем. Та, с которой не соприкасаться нельзя, а почувствовав однажды ее эмоции, ее силу и характер, никогда не сможешь спокойно бродить в прежних мыслительных построениях.

Герман Хайндль говорит ее голосом, держит в руках ее цвет, идет по ее следам. Он мягко улыбается и говорит: «Смотрите, да мы ведь никуда и не уходили никогда, мы всегда были здесь. Мы всегда были с ней. Мы всегда были ею».

В семнадцать лет этот человек ушел на фронт, и Вторая мировая война закончилась для него советским концлагерем. Потом, через много лет, он вспоминал, как в том аду ему не дала сойти с ума… береза. Маленькое белое дерево, которое упрямо тянулось к свету.

Виктор Франкл – другой узник концлагеря – говорил, что видел, как люди умирали от голода, от побоев, от унижений, но более всего, от того, что у них не было надежды.

У Германа была надежда. И береза, та самая, которая в руническом алфавите передается руной Беркана и означает трансформацию. Вряд ли он знал тогда такие мудреные слова, но урок березы усвоил.

Его колода – это книга Тота, рассказанная, прожитая, спетая в новом времени и с новыми оттенками чувств. Чудо, которому нужно было случиться, и которое должно было родиться.

Это как войти в свежую чистую воду. И обрести в ней себя.

И улыбнуться.

    

Profile

cantadora_09: (Default)
cantadora_09

March 2014

S M T W T F S
      1
234 567 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 03:38 am
Powered by Dreamwidth Studios