cantadora_09: (Default)
Если мы отказываемся от термина «вытеснение» (а, похоже, что он методологически некорректен), то как нам назвать феномены, которые имеют место, когда некоторые части опыта оказываются вне осознания?

Возможно, подходящим определением будет «зоны рассеяния».

Read more... )
cantadora_09: (Default)
Фройд был бихевиористом. И в этом, пожалуй, самая главная проблема его теории, не считая того, что многими психоаналитиками и ответвлениями школы психоанализа она по-прежнему считается верной.

Все дело в том, что Фройд, как и большинство его современников – во всяком случае, неврологов и физиологов, работавших в мейнстриме тогдашней науки, рассматривал и человеческую нервную систему, и психику как объект. То есть, Фройд полагал, что существует такая «вещь», как психика, и она существует внутри другой «вещи» – мозга и центральной нервной системы. Более того, по аналогии с тем, как происходит нервное реагирование, должно происходить и реагирование психическое – путем движения неких импульсов и переключения сигналов на основных «станциях».

Read more... )
cantadora_09: (Default)
За идею спасибо kateksis :)

Вытеснение – это свойство не психики, а языка. Психика действует как сеть, в которой то, что не принимается, не осознается или же не нужно в данный момент, попросту «исчезает», растворяется, превращаясь из облаков осознанности в диффузную имплицитную информацию-массу, которая может в любой момент «собраться» в то же облако, но уже на новом уровне. И это не есть вытеснение, это просто мерцание внимания. Приблизительно так, согласно современным данным, работает мозг.


Read more... )
cantadora_09: (Default)
Колесо Фортуны – это не ограничивающая карта. Поразительным образом в этом символе создатели Таро предвосхитили (или зашифровали) идеи одновременно теории систем, психоанализа и теории коммуникации.

Колесо. Как же это красиво... Взгляните.

Теория систем говорит о том, что никакая целостная система не является механической суммой собственных частей и всегда является чем-то большим, чем конгломерат атомарных единиц.

Теория коммуникации утверждает, что коммуникативное взаимодействие представляет собой круг с постоянной циркуляцией самоподтверждающейся информации.

И вот здесь начинается самое интересное, потому что исследователи коммуникации говорят, что взаимодействие структурируется в зависимости от того, как будет произведена пунктуация этого взаимодействия. То есть, вы и ваш партнер более или менее произвольно выбираете точки на круге, после обозначения которых один «становится», к примеру, жертвой, а другой – агрессором или один будет инициатором общения, а другой – его «подпевалой». Это абсолютно системная история, в которой нечто большее вашей системы отношений будет инструментально реализовано через пунктуацию и очерчивание ролей, а на субъективном уровне станет осознаваться как «неизбежная и от вас не зависящая реальность». Последнее – прямое определение традиционного значения Аркана Колесо Фортуны.

Но причем здесь психоанализ, спросите вы. А вот причем. Именно психоанализ помогает обнаружить темные места там, где слабыми оказываются и теория систем, и теория коммуникации – просто потому, что они заняты другими феноменами. Психоанализ позволяет увидеть, каким образом мы совершаем пунктуацию и как структурируем целое. Иначе говоря, он помогает увидеть, что именно мы, а не кто-то другой, вращаем Колесо. И именно в тот момент, когда мы видим и осознаем собственную руку, вращающую его, движение Колеса в ту или иную сторону перестает быть неизбежностью.

И наиболее прекрасное во всем этом то, что Колесо Фортуны – это и закон причины и следствия (вполне психоаналитический), и системная идея целостности, и идея о бесконечном коммуникативном движении, постоянно создающем самое себя и не имеющем других причин для своего существования, кроме самого своего существования.

И все зависит от того, на каком уровне ты смотришь и что намерен увидеть. Карта ничего тебе не навязывает. Она даже не предлагает. Она просто показывает то, что есть.

В этом и состоит магия – видеть и осознавать, что ты видишь.


10
cantadora_09: (Default)

Проблема доказанности или недоказанности психоаналитической теории часто становится предметом спора между аналитиками и неаналитиками и, в принципе, считается одним из самых уязвимых мест психоанализа как метода.

Но уязвимое место не здесь.

К примеру, психоаналитик рассказывает вам, что вы попали в ситуацию оживления преэдипальных фантазий. И вот вы на пороге ловушки. Преэдипальные фантазии как научный концепт и физическая, воспринимаемая и измеряемая реальность не доказаны. И вы имеете полное право сказать, что в данный момент вам предлагают работать с недоказанной гипотезой. Но здесь-то вы и попадетесь, потому что дьявол кроется в других мелочах.

Существует огромное множество практик, которые работают с научно недоказанными гипотезами: система Таро, йогические практики, руны, астрология, гомеопатия, прогнозирование погоды, биржевые игры и банковские практики, прививание гриппа, и так далее.В терминологии позитивистской парадигмы, это так называемые «паранауки».

Но существенная разница между этими практиками и практикой психоаналитической состоит в том, что вам не предлагают относиться к их основаниямкак к доказанным и проверенным реальностям. Да, эти системы и практики работают при условии, что все участники договорились между собой принять некое объяснение или картину мира, лежащие в их основе. Но не более того. Договоренность верить и принимать отличается от необходимости считать нечто реальным и научно доказанным.

В этом смысле несколько «маргинальный» статус тех практик, которые я только что перечислила, оказывает им добрую услугу, не позволяя превратиться в некритично принимаемые догмы.

При этом, я подчеркиваю: и эти практики, и психоанализработают. Только психоанализ, в отличие от них, претендует на то, чтобы быть не тольколегитимным(то есть, создавать профессиональные сообщества, официально регистрировать своих практиков как бизнесменов и платить налоги), но иобязательным.

Астрология не обязательна. Можно верить в тонкие космические процессы и влияние планет на человеческую жизнь, а можно не верить. Можно пользоваться услугами астролога, а можно не пользоваться. Астрология может влиять на культуру или не влиять. От ее присутствия или отсутствия в жизни конкретного человека ничего не изменится.

А вот физика обязательна. Если вы возьметесь рукой за горячий чайник, вы обожжетесь, шагнете со второго этажа – сломаете ногу, поднимете слишком тяжелый груз – заработаете грыжу. И все только потому, что работают законы физики макромира. Физика лежит в основе инженерных расчетов, военных проектов, новых технологий и космологических гипотез, которые, возможно, однажды позволят людям путешествовать меж звезд.

В силу своей обязательности физикаоплачивается. Она получает инвестицию от общества, которую возвращает в форме новых открытий и реальных изменений в жизни, проверяемых и статистически значимых. (Оставим пока в стороне вопрос о позитивистской проверяемости как критерии истинности.)

А вот гуманитарные помогающие практики не оплачиваются и должны сами пробивать себе дорогу на рынке, при помощи конкуренции и сотрудничества. И это совершенно естественно. Основа жилища – это крепкие стены, водопровод и отопление, и лишь при их наличии возникает нужда в красивой мебели, книгах и украшениях.

Психотерапия разных модальностей и психоанализ, – насколько мне известно, единственные на сегодняшний день гуманитарные помогающие практики, включенные медицинские страховые программы в некоторых странах Европы и Скандинавии (а точнее, в Германии, Швеции и Финляндии). Это означает, помимо прочего, что в этих странах психоанализ оплачивается наравне с фундаментальными науками (например, той же «доказательной медициной»). И каковы бы ни были мои претензии, вопросы и возражения к этим наукам, в данном случае я на их стороне, потому что психотерапию и психоанализ к ним нельзя причислить.

Вот определение психоанализа из книги «Групповой психоанализ» Альфреда Притца и Элизабет Выкоукаль: «герменевтическая процедура, при которой за словами и действиями ищется скрытый, латентный смысл, позволяющий распознать прежде не осознававшиеся смысловые связи». (М., «Verte», 2009).

Что в этом определении позволяет предположить фундаментальность психоанализа как теории и его необходимость как практики? И если таковое отсутствует, то для чего и чьими усилиями он помещен в перечень услуг медицинского страхования? Не для того ли, чтобы получить преимущество монополии перед другими помогающими практиками и сделаться недоступным для непредсказуемых влияний рынка? Последнее, кстати, признают и сами ведущие психоаналитики, отмечая, что анализ «в чистом виде» уже в течение довольно длительного времени стабильно «перемещается» в сферу обучения и профессионального тренинга, то есть, его клиентами(готовыми платить из своего кармана)являются, в основном, самбудущиепсихоаналитики. В частной же практике и клиниках чаще всего применяется та или иная форма аналитически-ориентированной психодинамической психотерапии.

В таком случае, и предложение недоказанных концептов как объективной реальности, и риторика о сопротивлении методу при попытках критиковать его, и указание на психоаналитическую непроработанность тех, кто пытается с представителями метода (к которым я, кстати, на данном этапе отношусь) дискутировать – не более чем удобная ложь, призванная оберегать социальный статус аналитика.

Самое забавное, что если сейчас бегло прочитать эту статью, особенно предварительно начитавшись психоаналитических работ, из нее можно вынести только одно: психоанализ – это ложь.

Я не считаю психоанализ ложью. Я считаю, что он, как минимум, принес Европе старое знание в новой упаковке и серьезно встряхнул ее, дав возможность немного посмотреть на себя со стороны. Он создал много действительно рабочих, красивых и экономичных концептов, с которыми легко и удобно иметь дело. Он подарил нам множество интуитивных прозрений, которые, возможно, не попали бы в поле нашего внимания, если бы не происходили и не были замечены на тысячах психоаналитических сеансов. В конце концов, он породил К. Г. Юнга, А. Адлера, Ж. Делеза, Дж. Хиллмана, Т. Огдена, Д. Винникотта, Дж. Бюдженталя, Я. Морено, Ф. Перлза и многих других.

Но это не значит, что психоанализ обязателен и не должен конкурировать наравне с другими помогающими практиками. Это не значит, что он должен абсолютизироваться и становиться новой религией или проникать в качестве вирусной рекламы в современные системы верований.

Нужно уметь вести бизнес. Это тоже искусство.

cantadora_09: (Default)

Помимо различия между знаком и символом, важно также различие между знаком и схемой. Схема – продукт редукции сложного к простому, реального, явленного – к представлению. Скажем, если мы возьмем рисунок человека, и последовательно уберем из него сначала цвет, затем объем, затем уникальные черты лица, останется некая базовая структура: туловище, две руки, две ноги и голова – которая не существует в реальности, однако, постоянно действует в нашем мышлении, помогая распознавать человека в окружающих нас формах и живых существах.

Read more... )

cantadora_09: (Default)

Самое первое и самое важное, что нужно усвоить занимающемуся любой понимающей практикой – различие между герменевтикой и семиозисом.

Помимо всего прочего, разница между ними в том, что у семиозиса нет чувства юмора. В нем есть знания, теории и концепции, есть интересные гипотезы, есть достаточно связный и глубокий нарратив. Но улыбки и возможности благодаря этой улыбке изменить взгляд на себя самого, скользнуть в новую тему и технику, сюрприз новой идеи, – нет.

В психоанализе юмор считается одной из высших защит, и это выдает в нем семиозис. Вы можете встретить в психоаналитических работах все, что угодно, кроме настоящей, смешной, сильной, многоуровневой шутки. Хитрец-Гермес обходит стороной эти мрачноватые чертоги и недоуменно пожимает плечами: надо же, какая важность! Впрочем, иногда он заглядывает в окна, и, издевательски прищелкивая языком, орет прямо в ухо очередному аналитическому дарованию «новую теорию неврозов», которую тот (разумеется) приняв всерьез, тут же начинает исступленно записывать…

Семиозис буквален, точен, аккуратен. Именно в его контексте составляются словари и глоссарии, очерчивается терминология, обретает форму парадигма. Но это же и его бич: никто не в состоянии выйти за пределы этого военизированного периметра, как и защититься от его избыточного традиционализма.

Шутка, смех, парадокс несовместимы с жесткой знаковой системой, с фиксированной инструкцией, сколь бы сложной она ни была. Им необходимы движение, свобода, ярость, вихревые потоки, дикий пляс на немытом полу. Образ способен смеяться повсюду, и даже если его создатель смертельно серьезен, образ высмеет и его.

Мы не можем управлять образами, но зато можем управлять знаками. Поэтому нет большего наслаждения для ученого или обывателя, для школьного учителя или психоаналитика, чем постараться в точности выяснить, что означает то или иное явление или симптом, художественное произведение или система уравнений. К счастью, сама серьезность, с которой они занимаются своим семиотическим (действительно крайне важным) делом, создает образ, который искренне потешается над всем этим.


5sza0iByr9Y

cantadora_09: (Default)

Кажется, я только сейчас начинаю понимать, что это за счастье – жить в светской стране.

На первый взгляд, ничего особенного: свобода вероисповедания, нет официальной религии, отсутствие религиозных институтов, напрямую и косвенно связанных с государством…

Но на деле все гораздо глубже.

Read more... )

cantadora_09: (Default)

1. Читай мифы изумленными глазами. Через них виден их архетипический смысл; через него – мистический источник.

2.  Читай мифы в настоящем времени. Вечность – это сейчас.

3. Читай мифы в первом лице множественного числа: Боги и Богини древней мифологии по-прежнему живут в тебе.

4. Каждый стоящий миф обладает мощным магнетизмом. Замечай образы и истории, которые тебя влекут и отталкивают. Изучай поле связанных с ними образов и историй.

5. Смотри на общие силовые линии; не теряйся в деталях. Требуется не столько специализированное изучение, сколько междисциплинарное видение. Связывай; разрывай старые способы узкого мышления.

 6. Возвращай земному его священную природу; даже на долларовой купюре есть печать Вечности.

 7. Если Бог везде, то мифы могут возникать где, когда и с кем угодно. Не давай своей романтической нелюбви к науке заслонить от тебя природу Будды, скрытую в компьютерном чипе.

 8. Знай свое племя! Мифы никогда не возникают в вакууме; они – это соединительная ткань тела общества, которая тесно связана со снами и фантазиями (личными мифами) и ритуалами (внешними выражениями мифологии).

 9. Расширяй свои горизонты! Любая мифология, достойная запоминания, будет глобального масштаба. Земля – наш дом, и человечество – наша семья.

10. Читай между строк! Буквализм убивает; воображение несет.
cantadora_09: (Default)

Однажды Четвертый чаньский патриарх Даосинь отправился на горy Нютоyшань нанести визит чаньскомy yчителю Фажyнy. Фажyн достиг такой святости, что его хижинy охраняли тигры и волки, а птицы каждый день приносили емy цветы. Даосинь, yвидев следы волков и тигров вокрyг хижины, испyгался и поднял рyки. Чаньский yчитель Фажyн yвидел это и сказал: «Вам ведом этот страх?» Позже, когда Фажyн пошел в хижинy приготовить чай, Даосинь написал на противоположном от него сиденье иероглиф «Фо» («Бyдда»). Фажyн вернyлся и yже собирался сесть, как yвидел на сиденье иероглиф «Бyдда». Рассyдив, что сидеть на «Бyдде» неблагочестиво и непочтительно, он так и не присел. Четвертый же патриарх, смеясь, сказал: «Как? Вам ведом этот страх?»

Дзэнская притча

Дьявол – это работа на стадии одержимости. Когда ты настолько увлечен путем и той формой познания, которую ты выбрал, что перестаешь замечать все остальные. Неважно, во что ты веришь и с помощью чего работаешь: христианская концепция спасения, шаманский мистический транс, психоаналитический сеттинг, дивинация на Таро – обязательно наступает момент, когда все остальные способы восприятия становятся для тебя недоступными. Ты ограничен, оплетен, окован своей системой ценностей. В Таро Райдера-Уэйта это выражено в образе цепей на шее мужчины и женщины в XV Аркане. А сверху, с воздвигнутого тобой самим пьедестала, взирает эгрегор, ставший черным тираном, контролирующим каждое твое душевное движение.


Read more... )

cantadora_09: (Default)


Меры, принятые во избежание пророчества, приводят к осуществлению последнего. Следовательно, надежда на то, что предсказания оракулов можно предотвратить, заведомо обречена на провал. Но в пророчестве ничего не говорится о его неотвратимости; последняя вытекает из поступков тех, кто воспринимает предсказание только БУКВАЛЬНО.

Дж. Хиллман. Эдип возвратился

Одной из центральных тем классического психоанализа, можно сказать, его определяющим мифом, является история об Эдипе. З. Фрейд, несколько раз «переписывавший» свою метапсихологию и отошедший от многих начальных теоретических представлений или модифицировавший их, в положении о важности Эдипова комплекса остается законодательно упрямым. При этом само понимание изначального мифа и даже его простое изложение в психоаналитических работах как самого Фрейда, так и его последователей, достаточно смутно.

Даже если не учитывать, что миф как история никогда не имеет единого, установленного раз и навсегда текста, а существует в форме множества историй и сказаний, которые в разных регионах бытования и в разных контекстах имеют разную форму, а опираться только на литературный (по определению, поздний и редуцированный) источник – трагедию Софокла «Эдип-царь», все равно возникают вопросы.


Read more... )
cantadora_09: (Default)

Экстаз – это не удовольствие. Вернее, не только и не столько удовольствие. Само слово происходит от греческого ἔκστασις, обозначающего, по разным версиям, смещение, нахождение вовне, пребывание вне себя. Буквально же, я думаю, его можно перевести как «вне формы» или «из формы».


Экстаз обозначает снятие ограничений, расширение сознания, покидание привычных границ, а значит – способность увидеть и использовать новые возможности.


Именно поэтому экстатические практики, предполагающие «кайф» и только удовольствие, ради самого удовольствия, – бессмысленны. Они не делают нас другими и не открывают новому. Впрочем, практики здесь ни при чем: чаще всего в нашем культурном (западноевропейском индустриально-ориентированном) контексте предлагаются не они, а их суррогаты – ритуалы, мантры и молитвы «в усеченной форме», когда канал открывается, но больше ничего не происходит. Но это все равно, что открыть кран с горячей водой, подставить руки под струю, дождаться, пока сморщатся подушечки пальцев – и объявить себя «магом горячей воды».


Удовольствие («нагревание») может быть побочным продуктом изменения: когда ребенок, ползавший на четвереньках, встает на ноги, он переживает экстазис, выход за пределы себя-ползающего. Это всегда наполняет наслаждением. Но наслаждение есть качество явления, а вовсе не его смысл.


Поэтому, когда Алистер Кроули говорит, что целомудрие должно погибнуть в экстазе, он не предлагает монахам и аскетам порвать на себе власяницы и начать совокупляться направо и налево, взвизгивая от похоти. Он имеет в виду, что адепту необходимо разорвать «целую» оболочку своего невежества, магической девственности, атавистического страха и профанической инерционности, чтобы оказаться в новом состоянии за пределами прежнего. Оно окрашивается восторгом благодаря расширению осознания и обретению доступа к большему внутреннему простору, а не потому, что вы нарушили табу и «сделали то, что запрещала мама».


Говоря психоаналитическим языком – невротик никогда не достигает экстазиса, потому что до ужаса его боится: обученный жить в тесных рамках и «прошитый» правилами и нормами, он воспринимает любой выход как смерть. И поэтому держится за скорлупу «целомудрия» до последнего, буквально отождествляя себя с ней (недаром большая часть невротических проблем связана с сексуальностью). Потому, кстати, невротик бежит со всех ног от любого удовольствия, так как безошибочно узнает в нем признаки экстазиса.


Пограничный человек допускает опыт и переживания экстазиса, может спонтанно «входить» в него и также спонтанно «выходить», сохраняя при этом связь с обеими реальностями. Но он не обладает умением ограничивать себя и структурировать переживания, и в результате, бывает, просто не может понять и определиться, кто же он и «где находится».


Многие пограничные личности вообще не умеют осознавать себя в экстазисе, а значит, не могут адекватно воспользоваться его преимуществами. Но в то же время, и «скорлупа» невротических оболочек им тесна. В итоге такие люди часто проживают жизнь, отчаянно борясь с измененными состояниями сознания и бессознательно стараясь «удержаться» на поверхности обыденной реальности. Если же этого сделать не удается, и время от времени все же происходит «соскальзывание», этот процесс становится очевидным не только для пограничного человека, но и для окружающих. И тут уж невротики, живущие в вечном страхе лишиться невинности, либо нападают на такого человека, либо подвергают его социальной изоляции.


На психотическом же уровне проблема экстазиса в нашем понимании «растворяется». Здесь нет как таковой формы, которую можно было бы покинуть и, вероятно, поле возможностей перманентно находится в неком кипящем состоянии, так что психотик не «выходит» и не «входит». Он просто пребывает в нем.


Мы знаем о психотических феноменах слишком мало, чтобы говорить, насколько реальны те или иные состояния – например, «психотические страдания», «психотическая дезорганизация» и так далее, или же они представляют собой проекцию «страхов неограниченности» в обществе, где невроз определен как «норма». Я склонна думать, что психотики оказываются в закрытых учреждениях не для того чтобы быть «вылеченными», а чтобы оградить от них невротиков. Выход же (экстазис) «безумного» из больницы становится своеобразным – порученным ему социумом как козлу отпущения – отыгрыванием вовне, единственным, какое невротик может себе позволить.


Возможно, Кроули ополчился на христианство в том числе по этой причине. Он не мог не понимать, что казнь еретика или ведьмы, вообще нарушителя морального закона, предлагает «праведнику» на мгновение пережить то же освобождение энергии, тот же экстазис, но назвать это по-другому – и попытаться прикоснуться к тайне, оставшись «невинным». Также поступают те, кто умерщвляет плоть и занимается самоистязанием: здесь страдание – это наслаждение, переодетое, чтобы иметь право быть представленным на празднике законодателей. Проблема не в том, что адепт истязает себя – он свободен распоряжаться своим телом и душой как пожелает – проблема в том, что он лжет.


XI Аркан Таро Тота, изображающий Бабалон на Звере, показывает момент вхождения в практику на экстатическом уровне – в том числе, и момент выбора: ты делаешь это, чтобы выйти за пределы, или чтобы только получить вторичные выгоды, в виде удовольствия, тщеславия, торжества над профанами?


Это испытание: пройти XI Аркан – означает узнать и быть готовым принять, насколько ты искренен и подлинен в своем делании, насколько способен быть независимым от коловращения Колеса Фортуны – предыдущей системы ценностей и привычной картины мира – в его не только социальном, но и магическом смысле.


Ты не можешь знать, что произойдет после того как ты примешь чашу Бабалон. Просто потому, что этого еще нет в твоей реальности, ты создаешь это самим актом посвящения.


Экстаз  это только прыжок, растяжка. Ничего больше.


M11_Lust

cantadora_09: (Default)

Частный случай подавления и гонений на осмелившихся взять Слово в авторитарной стране всколыхнул мир: активистов, панков, поп-звезд и членов правительств, комиков и экологов, феминистов и маскулинистов, исламских теологов и христиан, которые молятся за Pussy Riot. Личное истинно стало политическим. Кейс Pussy Riot собрал воедино столь разнонаправленные силы, что мне до сих пор трудно поверить в то, что это не сон. 

Надежда Толоконникова


Да, Надежда Толоконникова. Эта девушка изменила мою жизнь. Она показала мне, что можно быть сильной, когда тебя ненавидят, можно быть смелой, когда на тебя давят, и можно иметь чувство юмора, когда вокруг тебя кромешная тьма.

Я долго молчала и не хотела высказываться по «делу Pussy Riot», потому что мне казалось, что мои слова не смогут помочь им, а, будучи прочитанными вне контекста, может быть, способны даже и повредить. Потому что я не умею говорить эвфемизмами.


Но вот вчера состоялось последнее судебное заседание и был оглашен приговор: 2 года колонии общего режима для всех троих девушек. И я, пожалуй, выскажусь.


Read more... )
cantadora_09: (Default)

Сейчас много говорят о европейской политкорректности, о том, что Европа зашла слишком далеко в своей толерантности, в своем гостеприимстве, что европейский мультикультурализм проваливается…

Я не думаю, что все так просто. Мне говорят, что западная цивилизация трещит под напором инородцев, что мусульман в Европе уже больше, чем местного населения, а самое популярное имя во Франции – Мухаммед. Но я думаю о другом.


Read more... )
cantadora_09: (Default)

Мифология – камень преткновения для большинства людей, а, впрочем, и для большинства традиций.


Современные религии, редуцированные и уставшие, не трактуют больше образов и, в общем, стараются их не замечать, потому что заметишь – столько объяснять придется… Если же кто-то и пытается это сделать, то чаще всего скатывается в такой буквализм, от которого начинает сводить зубы.


Психотерапевты увлеклись мифологией настолько сильно, что уже не видят ничего за ней – знай себе обсуждают количество складок на одежде святого Иакова и положение тела Всемирного змея на алхимических гравюрах. Мифологи, историки, философы… Без комментариев.


Read more... )

cantadora_09: (Default)
Хиллман просто невероятен. Маг? Юнгианец? Психотерапевт? Какая разница - он был всем этим сразу. Хиллмана нельзя читать - его надо переживать.

http://friaben.ucoz.ru/news/khillman_appolon_ehdip_psikhoanaliz_v_plenu_mifa_samopoznanie_lish_odna/2010-07-01-10



cantadora_09: (Default)

Основной проблемой психоанализа как культуры и методологии является теоретическое смешение свойств более древних и современных пластов психики. Особенно отчетливо это видно в кляйнианской теории, где младенцу и архаичному человеку приписываются такие переживания, формы поведения и даже законодательные инициативы, как «вина», «стыд», «разрушительность», «правосудие».


Read more... )

cantadora_09: (Default)

Многие практики – религиозные, магические и психоаналитические, связывают познание себя со стыдом, виной и вообще  травматическим опытом. Это действительно так  но лишь на первом этапе.

Настоящее познание себя рождает сострадание. Иначе ты познаешь не себя, а свое Супер-Эго.

cantadora_09: (Default)

За последние сто лет мир изменился настолько сильно, что даже описать эти изменения сложно. С чего начать? С размывания патриархальности, утраты привычных границ, наращивания технологий и нового порабощения умов и сердец этими технологиями? С «усталости внутреннего материала», дрожащего под напором информации, которой с каждым днем становится все больше?

Я начну с неуверенности. С неуверенности и страха. Как представитель трех видов помогающих практик, я могу согласиться с тем, что говорят (в основном, психотерапевты и психиатры) о нашей эпохе: все стало слишком текучим.


Read more... )

cantadora_09: (Default)

Смерть – это участь, которую мы разделяем.


Чаще всего мы боимся, как ни странно, не своей смерти, а чужой. Нам кажется, что мы беспокоимся о других, заботимся о них, прикрываем их. Это неправда.


Это не значит, что наши порывы являются лживыми или поверхностными. Мать, защищающая дитя от смерти, возлюбленная, которая прикрывает возлюбленного, кошка ради котенка и змея ради змееныша – следуют природе. Но когда мы беспокоимся о других, мы волнуемся не о них, а о нашей собственной смертности.


Раньше, я, бывало, восхищалась фразой Волшебника из «Обыкновенного чуда», когда он говорит своей жене: «Мне предстоит пережить тебя и затосковать навеки». Мне казалось, это так… правильно. Но я забывала, что перед этим он говорил: «Я, на свою беду, бессмертен».


Мы ведем себя так, словно смертны лишь те, кого мы любим, а у нас впереди тысячелетия. И мы словно озаряем близких нашим бессмертием, беспокоясь о них. И стоит нам перестать делать это, как мы превратимся… в простых смертных.


Но жизнь нельзя разделить с бессмертным, поэтому пока мы бессмертны, мы одиноки. Пока мы бессмертны, нас нет. И любая неудача, любая болезнь, любой заусенец на ткани бытия будет сокрушать нас, словно мировая катастрофа, потому что подвергнет сомнению наше бессмертие. И даже наши достижения станут насмешкой на идеально гладком фоне неизменного, постоянного бессмертия.


Смерть – это возможность что-то изменить. Это возможность ходить по земле и чувствовать ее подошвами ног. Это способность сказать «да» всему, что видишь. И прежде всего – самому себе, оставив, наконец, себя в покое на предмет поклонения своим нетленным мощам.


Иметь Смерть – это значит иметь тело, это значит иметь утро и ночь, иметь мрак и свет, иметь радость и любовь.


Иметь Смерть – это значит быть честным с собой в том, ты любишь жизнь и хочешь быть с ней.


Profile

cantadora_09: (Default)
cantadora_09

March 2014

S M T W T F S
      1
234 567 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 06:50 am
Powered by Dreamwidth Studios