cantadora_09: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] nlmda в Яке сьогодні гасло...
Оригинал взят у [livejournal.com profile] diana_ledi в Яке сьогодні гасло...

- Газок был? - спросил врач, выслушивая и выстукивая мою, простите, грудную клетку, чтоб не сказать - бюст.
Потому что ну какой там у меня бюст? Смех один.
- Один раз. Я сам водил, дурак такой. - с готовностью откликнулся мой друг, врачёв коллега.
- Четыре раза... - тихонько проблеяла я, сидя на стуле, куда меня опустили после очередного приступа кашля.
- Ді! Коли ти встигла чотири рази там бути? - схватился за голову мой друг. - Я ж тобі казав, без мене ані ногою!
- Та там треба було доставити... А ти ж теж був там. Так я й пішла. - оправдывалась я, а врач посмеивался терпеливо, потому что подобных диалогов он за последние дни наслушался в этом спонтанном, как бы врачебном кабинете.
- А что принимаете? - спросил врач.
- Ну, сироп. Там всякое... - начала перечислять я. - Только оно не помогает.
- Оно и не поможет, пока отёк не сойдёт. - сказал врач. - Да и потом...
махнул рукой.
- Понимаете, мы до сих пор точно не знаем, чем нас травили. - добавил.

- Треба було б хоч респіратор. - ругал меня мой друг по пути к баррикаде, которую я в своей беготне ещё не видела.
- Та що той респіратор? Он ти був у протигазі, а як нахапався. - возражала я ему.
- Так я ж його весь час здирав. - засмеялся он.

Мы покашливаем навстречу друг другу паролем. Наши изодранные кашлем глотки как отзыв.
- Пугу-пугу!
- Козак з Лугу!
- Яке сьогодні гасло?
- В печі погасло!

Read more... )
cantadora_09: (Default)
На самом деле все это не поясняет, что такое краниосакральная биодинамика, не так ли, или поясняет? Это не инвазивный метод, и если бы мне пришлось описать его одним словом, я бы сказала, что ключом к нему является слово «слушать». И пока человек не находится в присутствии, он не может услышать то, что нужно услышать. А то, что слушают,- это экспрессия врожденного разума, который ВСЕГДА ориентирован на здоровье. Это разум в действии всегда старается прийти к здоровью наиболее оптимальным из возможных способов. Кто знает, какие дисфункции могут проявиться десятилетия спустя из опыта рождения этого маленького человечка. Это не имеет значения. Имеет значение то, что он сумел кричать достаточно громко, чтобы привлечь мое внимание, и то, что я смогла услышать, что ему нужно было сказать.

Выслушивание другого человека, никак не вмешиваясь в процесс, может быть, и является глубоко исцеляющим. Краниосакральная терапия вся об этом, и все же я хотела бы в заключение добавить, что требуется соответствующий уровень знаний, чтобы знать, что слушать, и поэтому нужна хорошая подготовка для практикующего, чтобы он смог распознать то, что открывается. Это не язык, состоящий из слов, но язык чувств и ощущений, выраженных через многие уровни восприятия, который часто сопровождаются образами и откровениями.

https://www.facebook.com/ipsinst/posts/259166587585016
cantadora_09: (BC_Gr_Calm_Look_Light)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] philologist в Нужна помощь!
Хотя бы советом... Друзья мои, с августа по ноябрь 2013 года вы могли наблюдать в моем блоге объявление с просьбой поддержать голосованием наш с [livejournal.com profile] t_kasatkina проект - "Апрельские юношеские чтения "Произведения Ф.М. Достоевского в восприятии читателей XXI века"", который участвовал в конкурсе Национальной премии "Гражданская инициатива". Многие из вас проголосовали за нас (всего мы набрали 805 голосов и заняли 10-е место из 75-ти), однако, итоги конкурса уже подведены, и в число финалистов мы не вошли, а значит финансирования на следующие чтения мы не получим. То есть для нас вновь со всей остротой встает вопрос о том, как мы будем проводить очередные, уже 16-е по счету, юношеские чтения в апреле 2014 года. На их проведение Дому-Музею Ф.М. Достоевского в Старой Руссе нужно, как минимум, 300 тысяч рублей. Деньги идут на оплату проезда и проживания в гостинице детей, учителей и экспертов, которых мы приглашаем. Поскольку в наших чтениях участвуют в основном дети из сел и деревень, и многие из них не из богатых семей, то при отсутствии оплаты ряд из них либо не приедет совсем, либо приедет только на один день, что, безусловно, разрушит дух единства и весь смысл мероприятия.



В 2006-2011 гг. чтения проходили при финансовой поддержке Фонда Святого Всехвального Апостола Андрея Первозванного и межрегионального фонда "Центр Национальной Славы России".
В 2012 г. чтения проводились при финансовой поддержке Анастасии Александровны Власовой-Ягодиной.
В 2013 г. чтения проходили при финансовой поддержке Комитета гражданских инициатив.
Что будет в 2014 году непонятно...

Буду благодарен за любые идеи, соображения, советы о том, как нам можно решить этот финансовый вопрос и найти деньги на проведение юношеских чтений 2014 года. Может быть, кто-то подскажет, куда можно обратиться за финансированием? Этому делу уже 15 лет, и для нас оно очень важно.

За одобрительный комментарий и репост также большая благодарность!


cantadora_09: (Default)
Хотела написать большой пост про сексуальность, любовь и религию. Но вот что подкинуло пространство.



Я умолкаю...
cantadora_09: (Default)
Жизнь более разнообразна, чем принято думать. Потому и про Бога говорят, что он непостижим. Но Его не нужно постигать. Его нужно любить. Непостижим путь разумом, предрассудками, так называемым здравым смыслом. Но если его любить и просто идти по нему… Слушать мир, сердце, душу и по-детски держать глаза открытыми… Тогда придёт прямое, не зашоренное восприятие. Придёт живой опыт. И даже учёные скажут: «установлено экспериментально». Как там у Мюнхгаузена… Это факт? – Нет, не факт. Хуже. Так оно и есть на самом деле.

http://solway.livejournal.com/52384.html

El duende

Feb. 13th, 2013 12:10 am
cantadora_09: (Default)

Выход из тюрьмы может ощущаться очень странно. Она была тихой и незаметной, она не имела стен. В ней было спокойно и уютно, хорошо кормили и соблюдали политес. Можно было отдохнуть от тюрьмы два дня в неделю и повидаться с близкими по вечерам.

Что взамен? Взамен – каждодневное постоянное скучающее ничто, от которого день за днем не остается даже следа, потому что нечему оставаться. Слова – без слов, паузы – без пауз, действия без малейшего моего присутствия.

Я написала в этой тюрьме много текстов – сотни, может быть, тысячи страниц, и ни одного текста. Ни одного хотя бы отдаленно похожего на тот, который может быть моим, является моим, пылает моим.

Те тексты не пылали, они тлели. Заполняя комнату серым дымом из угрюмого «ничего».

Я забыла, как печь хлеб, как смотреть в глаза, как крепко обнимать, как вставать по будильнику. Я забыла вкус ветра.

Я не хочу сказать, что эта тюрьма меня ничему не научила.

Я научилась смотреть, даже если завязаны глаза.

Я научилась слышать, даже если вокруг упорно молчат.

Я научилась говорить на любые темы и поддерживать любые разговоры, даже если никого в эту минуту нет отсюда дальше меня.

Я научилась не быть собой настолько, что это стало искусством.

И вдруг тюрьма прекратилась. Просто исчезла, словно ее никогда не было. После нее остались страницы с фрагментами безликих текстов, много новых знакомых и невероятное ощущение свободы и опасности на языке.

Э-э-э-й!.. Хлеб в печи зарумянился.


El duende – ветер, который швыряет душу в лица слушателей сказки (Кларисса Пинкола Эстес)

cantadora_09: (Default)
Господи, этот спектакль сделал всех нас сумасшедшими. Должно быть, что-то такое там происходит, какой-то выход за традиционные законы пространства и времени, театра и реальности, да просто того, к чему мы привыкли и привыкаем изо дня в день. Старая история, история – мать антиутопий и грозных фантастических предупреждений ХХ века, раскрылась, как цветок, и обнажила свое безумное, дикое, сводящее с ума дно.

Только сейчас увидев «Франкенштейна», я читаю отзывы других, и понимаю, что это не просто слова или рецензии, или попытки оценить происходящее – это исповеди, глубокие и личные исповеди людей, которые оказались в ситуации (может быть, впервые в жизни), когда искусство содрало с них ложную кожу и обнажило главное.

Мы – все, кто видели этот спектакль, посходили с ума, и я хочу рассказать, поделиться тем, как увидела его я.

И, конечно, прежде всего – о Викторе и Создании, о Джонни Ли Миллере и Бенедикте Камбербетче, о Бенедикте Камбербетче и Джонни Ли Миллере.

Подход к роли Создания у Ли Миллера и Камбербетча – это потрясающее искусство, требующее от зрителя сложной душевной работы. Бенедикт сделал его ребенком, животным, абсолютно природным существом, которое играет, прячется, затаивается, высовывается, охотится, удивляется, дружит и кусает. Его абсолютная телесность в этой роли подчеркивает и бросает зрителю в лицо его собственную, зрителя, страстность, заставляя почувствовать себя в самой глубокой интимности, за закрытыми дверьми, там, где творится наша самость, уже миллионы лет, самость, хорошо знающая, насколько она телесна.

Создание Бенедикта как будто нащупывает мир и себя в нем, соприкасаясь с поверхностью мира, людей, души и тела, и неожиданно проваливаясь в глубину, которой он сам пугается и от которой в ужасе отшатывается. Так проваливается он в Элизабет, отнимая ее женственность и жизнь, отчаянно мстя Франкенштейну за смерть своей никогда не жившей «жены», и в этот же момент открывая внутренние пики, от которых становится безымянно жарко. Так набрасывается на самого Виктора, сначала умоляя его о любви, а после глухо вторя его отчаянию – «Я не знаю, что такое любовь». – «Я научу тебя.» Бенедикт говорит криво и путано, он почти отнимает у своего Создания речь, и это решение совершенно осознанно. Говорить должно тело, прорываясь, протаскиваясь и каждую минуту рождаясь из полного смятения, изумления, страха, небытия. Это манифест младенца, бросающего своему родителю: «Ты бросил меня!» И это голос души самого Франкенштейна, который изгнал ее, испугавшись ее фрагментированности и уродства, но также и внутренней жажды любить и быть любимой.

Создание Ли Миллера более «человечно», более сглажено, куда больше оно способно наблюдать за собой, и – неизбежно – испытывать жалость к себе, неумолимо транслируя эту жалость героям и зрителям. В момент, когда Франкенштейн убивает женщину-Создание, его хочется прикончить голыми руками только за то, как дернулось тело Ли Миллера и какие ужас и боль поднялись в его глазах.

Тема Ли Миллера – предательство и вероломство, человеческое осознание, которое Создание забирает у Франкенштейна вместе с остатками разума и умением слушать другого и сопереживать ему. Бросая Виктору напоминание о том, что у творца есть обязательства, Создание обращается к человеку, которому нечем слышать эти слова. Создание Бенедикта искренне не понимает происходящего, оно лишь интуитивно чувствует несправедливость и восстает против нее.

В роли Виктора Бенедикт Камбербетч неуловимо «слабее», нежели в роли Создания, хотя в рисунке обеих ролей как целого он удивительно точен. Виктор Бенедикта – как будто недоделанный, недорисованный, обрубленный – в общем, неполноценный. И в этом есть свой смысл: как будто, изначально играя обоих внутри себя и в истории, которую он рассказывает, Камбербетч показывает, что Виктор отщепил Создание, отдав ему все темное, земное, страстное, убийственное, но также – слабое, нежное, наивное и неспособное контролировать, в себе. И то, как Виктор в исполнении Бенедикта все время падает на пол, не случайно: это своего рода цитата из Создания во Франкенштейне, объединяющая героев и позволяющая зримо увидеть, как Создание буквально «заземляет» Виктора.

Виктор Камбербетча – нереален. Он много двигается, быстро говорит и торопится, торопится, торопится. Встречной мелодией вступает тема Ли Миллера, который противопоставляет этому медленные, долгие и страдающие взгляды и жесты Создания. Ломаный Бенедикт будто танцует с плавным Джонни, создавая фантасмагорический эффект одного в двух телах.

Вообще, если бы существовал цветной и объемный театр теней, спектакль «Франкенштейн» попал бы именно в этот жанр. Происходящее на сцене поразительным образом реально и нереально: нарисованный рассвет, в который выходит Создание, звучит почти что словесной фразой, открывающей сказку о рождении новой жизни, а настоящий поезд, проезжающий по сцене, выглядит кусочком механической игрушки, одновременно – циклопическим монстром, созданным человеческим разумом, и мелкой забавой человечества в его огромной природной детской.

Боль, радость, терпение, зоркость, нежность, усталость, любовь, разочарование, сострадание – настоящие. От этого начинает кружиться голова и хочется броситься наперерез людям, глупым «людям», которые гонят и бьют Создание палками, потому что сквозь пелену своей алкоголической «нормальности» неспособны разделить в нем равного.

Виктор разделит. В конце – разделит, когда они уйдут вдвоем в рассветный туман, уже не столь однозначный, как в начале истории, покрытый сумраком сомнения и горьким пеплом осознания собственных ошибок. Но они пойдут туда вместе, не как Творец и Создание, а как люди, которым выпал один жребий.


original

***

Jan. 21st, 2013 10:55 am
cantadora_09: (Default)
Ты приходишь в психотерапию, чтобы тебя разглядели. Чтобы прочитали твой текст, который ты оберегаешь от случайных ветров, от наждачной бумаги, от чужих глаз. Чтобы нашли время, мгновение, ноту и эту удивительную паузу между словами и действиями, когда ты оказываешься самим собой. Заглянули дальше привычного "привет, как дела?"

В привычном, знакомом и ожидаемом – теории, кейсы, стратегии, клинические отчеты. Как пройтись по улице: все похожи, все в одинаковых черных куртках и с головами, втянутыми в плечи. Женщины с тревогой в глазах, мужчины – со сдержанным нетерпением. Золушки на вывернутом балу.

Ты приходишь в психотерапию, чтобы поделиться опытом. Тем, как это у тебя и только у тебя. Как ты чувствуешь время, жизнь и смерть, сон и пробуждение, звон и тишину, ярость и прощение. Как ты принимаешь ночь, и как весна обнимает тебя после долгого зимнего дрейфа.

Ты приходишь в психотерапию, как ты приходишь в любовь – с ожиданием волшебного, необычного, пугающего, с открытым чистым листом внутри и с подозрительным тихим голоском в голове. Как в новые глаза и новое тело, которое создает жизнь вместе с тобой и делает тебя остро, почти невыносимо счастливым.

Любовь – это изумление. Потрясение и растерянность от того, что на свете существует вот этот человек и ты узнаешь его больше с каждым новым днем и все больше удостоверяешься в его реальности. Любовь делает тебя внимательным к мелочам, предлагая огромный дар – возможность заглянуть за очевидное.

Психотерапия похожа на любовь своим умением заглядывать за кулисы и тихо беседовать с актером в гримерке, нежно наблюдая, как он снимает грим с лица и медленно, осторожно выходит из роли. Она умеет ценить то, что он делает на сцене, но вместе с тем хорошо знает, каков он в жизни, и никогда не путает эти две его стороны.

Психотерапия умеет надеяться. На то, что сказанные здесь и сейчас слова, брошенные наотмашь чувства, выплюнутые желания – еще далеко не все, на что способна твоя душа, на то, что там, где есть бравурный марш, найдется место нежному капризу, и на то, что нет ни одного человека, которого можно описать одним словом.

Застенчивая глубина наших душ требует внимания, требует силы и деликатного присутствия. Это не обязательно психотерапия. Но обязательно любовь.
cantadora_09: (Default)

И он говорит ей: «С чего мне начать, ответь, - я куплю нам хлеба, сниму нам клеть, не бросай меня одного взрослеть, это хуже ада. Я играю блюз и ношу серьгу, я не знаю, что для тебя смогу, но мне гнусно быть у тебя в долгу, да и ты не рада».



Говорит ей: «Я никого не звал, у меня есть сцена и есть вокзал, но теперь я видел и осязал самый свет, похоже. У меня в гитарном чехле пятак, я не сплю без приступов и атак, а ты поглядишь на меня вот так, и вскипает кожа.



Я был мальчик, я беззаботно жил; я не тот, кто пашет до синих жил; я тебя, наверно, не заслужил, только кто арбитры. Ночевал у разных и был игрок, (и посмел ступить тебе на порог), и курю как дьявол, да все не впрок, только вкус селитры.



Через семь лет смрада и кабака я умру в лысеющего быка, в эти ляжки, пошлости и бока, поучать и охать. Но пока я жутко живой и твой, пахну дымом, солью, сырой листвой, Питер Пен, Иванушка, домовой, не отдай меня вдоль по той кривой, где тоска и похоть».



И она говорит ему: «И в лесу, у цыгана с узким кольцом в носу, я тебя от времени не спасу, мы его там встретим. Я умею верить и обнимать, только я не буду тебя, как мать, опекать, оправдывать, поднимать, я здесь не за этим.



Как все дети, росшие без отцов, мы хотим игрушек и леденцов, одеваться празднично, чтоб рубцов и не замечали. Только нет на свете того пути, где нам вечно нет еще двадцати, всего спросу — радовать и цвести, как всегда вначале.



Когда меркнет свет и приходит край, тебе нужен муж, а не мальчик Кай, отвыкай, хороший мой, отвыкай отступать, робея. Есть вокзал и сцена, а есть жилье, и судьба обычно берет свое и у тех, кто бегает от нее — только чуть грубее».




И стоят в молчанье, оглушены, этим новым качеством тишины, где все кучевые и то слышны, - ждут, не убегая. Как живые камни, стоят вдвоём, а за ними гаснет дверной проём, и земля в июле стоит своём, синяя, нагая.



Вера Полозкова

cantadora_09: (Default)


Что важно для психолога?

Мифология – чтобы уметь разбираться в универсальных сюжетах.

Мифопоэтика и работа с символами, чтобы уметь размышлять и чувствовать на грани – в осознанном сне между повседневной реальностью и реальностью магической.

Физиология – чтобы иметь якори, которыми корабль вашего теоретического воображения будет привязываться к твердому дну биологического субстрата психики и здравого смысла.

Философия – чтобы уметь рассуждать так, словно у вашего разума нет никаких ограничений.

Генетика – чтобы понимать, что актуальная жизнь в этой психофизической реальности несет в себе возможности и трудности нескольких десятков, а то и сотен поколений.

Музыка – чтобы чувствовать там, где бессильны слова.

Интуиция – чтобы верить тогда, когда все огни погасли.

И любовь – без которой все бессмысленно.

1353142845_neyrobika-mozg-risuet
cantadora_09: (Default)
Мне выпала честь знать, что на Земле есть Ричард Бах. И я хочу ею поделиться.

http://val000.livejournal.com/189054.html



cantadora_09: (Default)

Одно из самых тяжких преступлений всех времен – и, увы, самых распространенных – попытки изнасиловать Жрицу. Торопливый, неряшливый, неуверенный в себе и в завтрашнем дне человеческий ум не способен ни мгновения посидеть на месте и побыть с самим собой, с другим человеком, с миром. И поэтому, когда человеку нужно решить какую-то задачу, разобраться с какой-то ситуацией, создать новый механизм или художественное творение, он не делает ничего, кроме одного: он торопится.

Ему кажется, что если сейчас подойти к колодцу и начать осатанело качать из него воду, то выкачается больше, и можно будет не только сегодня напиться и ополоснуть страждущее тело, но и на завтра запастись. А то и соседу излишек продать. И каково же бывает его разочарование, когда вода уходит – не спросясь и не отвечая, не предупреждая и даже не удостаивая вниманием незадачливого строителя водометов.


Read more... )

cantadora_09: (Default)

Один из принципов, глубоко внушенных мне с самого детства, – ненависть к наслаждению. Опасливость к нему, подозрительность к нему. Вам приходилось испытывать нечто подобное? Когда каждый раз, независимо – хочешь ли ты поесть мороженого, погрузиться в интересное дело или заняться любовью, внутри возникает тревожное: - А можно?..

Любопытно бывает наблюдать, как желание получить удовольствие мечется в душе, не находя себе места и торопится, стремится, из кожи вон лезет получить входной билет в царство радости, чтобы там, уже в этом царстве, постоянно смущенно топтаться на месте и поглядывать на часы – даже не потому, что «не успеешь», а потому что так надо: не стоит показывать, что ты наслаждаешься, даже если это с чьего-то внутреннего или внешнего разрешения, это неприлично.

Сколько я себя помню, вообще «неприличного» испокон веку было больше, чем приличного, спокойного, расслабленного или даже возможного. Прибежала из школы, запыхавшись, – неприлично, съела больше, чем обычно, или больше вкуснятины за праздничным столом в гостях – неприлично, громко смеялась – неприлично. Просто радовалась с утра, вышла к новому дню, улыбаясь… нет, это не неприлично, это подозрительно. Это – недоуменный хмурый взгляд исподлобья и крупно на лбу написанное: «Ты малахольная».

Понимаете, это все подробности, то, что я перечислила. Это штрихи, которые бывают важными, а бывают неважными, и многие из них, большинство, забылись и растворились в суете и радости дней. Но вот ощущение запретности наслаждения – не растворилось. Оно осталось, как известковый налет на душе, и шершавым краем ранит тех, кого я люблю.

Они же тоже оказываются в положении тех, кому нельзя, кому неприлично и не положено. Они, захваченные и обманутые, раздразненные собственными демонами, делают робкие шаги мне навстречу, а там: - Ты малахольный. Точная копия, чтоб ее. И вместо объятий получается конструктор претензий и недоразумений.

Как быть? Радоваться. Наслаждаться. Раскрывать руки и принимать в них все, что придет. Рассматривать это и встраивать в свою жизнь как величайшую ценность, помня, что страх наказания – это просто надпись на внутренней стороне черепа. Достаточно перестать скашивать на нее глаза – и можно будет увидеть солнце. И рассмеяться.

cantadora_09: (Default)
Почему мы пишем дневники? Почему дневники – самая распространенная форма творчества в Интернете?

Дневники искренни. Они показывают то, что мы думаем и чувствуем, практически не искажая это формулировками, которых требуют лекция, отчет на бизнес-встрече, выступление на партсобрании. Дневники помогают нам быть свободными. Они охватывают время, которое происходит прямо сейчас и прямо здесь – с нами.

У дневника нет одного взгляда, нет одного слова, нет одной интонации, которую мы хотели бы выдержать. Дневник всегда является нами, а, значит, он всегда разный, настолько, насколько можем быть разными мы.

Дневник дает самое важное, что может быть в написании текста: возможность высказаться. Возможность поделиться тем, что сегодня пришло к тебе. И если это не интимный дневник, то хорошо, когда это может прочитать кто-то еще.
У моего дневника не так много подписчиков, и не всех из них я хорошо знаю. Но я знаю, что зачем-то они читают меня. Что-то им важно в том, что написано здесь, в этом дневнике. А значит, они готовы быть теми, с кем я могу чем-то поделиться.

Вы готовы. Именно сейчас. Спасибо вам за это.

Это невероятно важно. Это чудесно.

Я подумала сейчас, что на аналитической группе мы тоже создаем своего рода дневники, создания-рассказы наших душ, собирая события и чувства и складывая вместе удивительный, нежный, странный, непредсказуемый узор.

Вверху созвездия, внизу дневники. Внутренние даты трудно обозначить, а потому не так уж важно, каким физическим числом отмечена та или иная запись. Бывает, что это спонтанная мысль или слово, которое мне удалось поймать, или статья, за которую «не взялось» то или иное издание, но чаще всего – это просто явления, которые рождаются и живут своей жизнью здесь. Им нужно быть здесь, и они хотят, чтобы здесь была я.

И это потрясающе.




cantadora_09: (Default)
Есть две карты в колоде Райдера-Уэйта, которые потрясающе точно отражают наши внутренние взаимоотношения с самими собой и наши возможности изменения. Мастер Таро, художница, писательница и автор колоды Таро Сияющего племени Рэйчел Поллак в своей большой, глубокой и ассоциативно богатой книге «Мудрость Таро» советует обратить на них особое внимание.

Это Дьявол и Влюбленные. Меня всегда поражало сходство этих карт и то, как быстро и точно мы можем «перескакивать» от одного состояния к другому – не только в отношениях с другими людьми, но и в отношениях с самими собой.

И вот сегодня я увидела, что эти две карты визуально, языком символического рисунка, отображают то же, о чем пишет Урсула Ле Гуин в одной из лучших своих книг – «Техану».

«Техану» повествует о драконе, о дочери драконов, которая пришла в мир в образе человека и была почти сожжена в огне, унижена и изнасилована. Будучи ребенком, она не могла защищаться, в ее власти было лишь стать уродливой пародией на саму себя. Крылатый дьявол в центре карты, и два конфликтующих начала в душе – мужское и женское. Темный дракон. Усталый дракон. Дракон, который боится самого себя и прячется от самого себя под темной личиной, потому что здесь, в этом странном мире, в мире людей, его схватили, и мучили, и наказывали его же собственной родной стихией – огнем.
Раненый дракон может быть только Дьяволом Райдера-Уэйта. У него как бы нет выбора – посмотри, я темен и зол, а мои чувства связаны, мои силы связаны, мои возможности связаны. Они безумны и хотят только зла. Отойди. Я опасен.

Терру. Земное имя девочки. «Пылающий».

Сжигающий сам себя.

Но приходит момент, когда дракон начинает осознавать самого себя не как странное существо, которому нет места среди «нормальных» людей, а как того, кто он есть. В нем начинает просыпаться родной язык, тот, из которого изначально все было создано, тот, который на самом деле и есть мир, тот, при помощи которого можно созидать дальше.

Я никогда не забуду этот момент в истории «Техану», когда принявшая девочку на воспитание женщина слышит шорох драконьих крыльев, и, видя, как девочка свободно говорит с драконом, в изумлении шепчет: - Это ее родной язык. Язык ее матери.

Влюбленные. Все голоса внутри – твои. Они спорят, и радуются, и смеются, и печалятся, и помогают тебе. Они слышат музыку и, не в силах скрывать ее внутри, передают дальше. Дракон расправляет крылья, он счастлив быть самим собой. Огонь воспламеняет древо Жизни, и это огонь созидания и движения вперед. Дракон принимает себя таким, какой он есть. Он не говорит: «я делаю так-то, и это означает то-то». Он не рассматривает свои действия под микроскопом чужих мнений, сомнений и оценок. Не сверяет свои порывы и внутренние побуждения с системой ценностей, в которой живет культура воспитавших его людей. Он просто есть. Он летит и радуется присутствию. Здесь. В жизни.

Можно любить себя и быть самому себе Дьяволом. Влюбленные не исцеляют от ран, они просто помогают быть тем, кто мы есть. Жить полной жизнью и помнить, что не существует ответа на вопрос, кто мы – драконы, которые становятся людьми, или люди, которые становятся драконами.

*Где Техану? (перевод с драконьего на человеческий)

      
cantadora_09: (Default)


Опасная нежность толерантности

Толерантность – модный тренд нашего времени. Причем как в позитивном, так и в негативном ключе. Как в нормальной, обыденной, живой практике повседневной жизни, так и в бешеных спичах людей, которых раздражает само это слово.

Не так давно я в очередной раз встретила в Сети упоминание о толерантности – в контексте… ну, разумеется, терпимости к плохому, ко всему тому, что «нормальные» люди не выносят, и что только в западных гнилых демократиях подается как предпочтительная социальная ситуация.

Меня поражает невежество подобных оценок. Во-первых, толерантность не имеет отношения к токсическому терпению и накапливанию раздражения внутри вместо того, чтобы свободно выражать его вовне. Здесь речь не идет о посттоталитарных привычках молодых демократий.

Толерантность означает гибкость настройки. Сегодня вы находитесь в одной ситуации, а завтра она немного меняется, и те подходы, планы, стратегии, которые работали вчера, сегодня не имеют смысла, или же их смысл не имеет прежней силы. Если вы толерантны, то в свободном режиме пересматриваете свои возможности и органично реагируете в потоке.

И вот я думаю… откуда такое неприятие толерантности как явления, откуда такая сильная аллергия на это слово, зачем столько внимания уделять тому, что, в принципе, само собой разумеется, если ты живешь в свободном и открытом обществе? Если ты живешь собственными интересами и не занимаешь чужого времени и пространства, а кто-то чужой не занимает твоего.

Может быть, это эхо прошедшего времени? Эхо ХХ века?

Толерантность как молчание, толерантность как закрывание глаза на фашизм, на коммунизм, на массовые казни и пытки. Как тишина внутри страны, которая терпит, не зная зачем, диктатора, просто потому, что она привыкла к абсолютной власти и не понимает, не узнает другого, со своим заточенным на тоталитаризм зрением? Вина за самих себя, коварно выползающая из подвала, когда сознание спит и в столь же привычной «кухонной» дискуссии можно сотрясти воздух сакраментальным: - А не были бы мы такими толерантными!..

Нет, уважаемые господа. Как раз если бы вы были толерантными и обладали минимальной способностью реагировать на живые вызовы, видеть меняющиеся обстоятельства и чувствовать на вкус правду и опасность, того, что происходило в ХХ веке, не было бы. Или оно существовало бы в меньших масштабах. Потому что там, где есть толерантность, там нет тоталитаризма. Там нет одной точки зрения, готовой для всех и «предлагаемой к терпению». Там есть решение, которое принимается здесь и сейчас, в условиях неопределенности.

Другой человек – это всегда неопределенность. Но фокус в том, что неопределенность – и мы сами. Во взаимоотношениях этих неопределенностей и рождается толерантность. Инструмент изменения. Инструмент понимания. Инструмент интересной и полной жизни.

Музыка толерантна. Как толерантны вода, небо, животные и горы.

Как толерантна душа.


cantadora_09: (Default)

«Гарри Поттер»: за пределами эпилога

Я думаю о книгах. О том, что они сопровождают нас, ищут нас, слушают нас, говорят с нами. Светят нам во тьме. Книги выбирают нас.

Как-то я была на одном психологическом мастер-классе, где мы работали с детскими страхами. И две милые женщины-психолога красиво и доброжелательно, добросовестно проведя занятие, заговорили в конце о современных сказках. И, конечно, затронули «Гарри Поттера». Что тут началось… "Что читают наши дети? (кто такие «наши дети»? – я спрашиваю себя об этом всегда на подобных дискуссиях). Это страшно! Там такая мрачная фантазия!" А когда я сказала, что уже много лет люблю эту сказку и не знаю лучшей истории о взрослении и инициации, мне ответили, что с помощью «Гарри Поттера» я прорабатываю свои конфликты.

Я почувствовала себя преданной, оскорбленной, обманутой. Прорабатываю конфликты?.. Книга – вроде психиатрического пластыря на лоб? Три раза в неделю на ночь? Отбивает хлеб у многоуважаемых психологов?

Хорошо, бог с ней, с психологией, но разве эти люди не умеют читать? Разве никогда для них или их детей книга не превращалась в яркий фонарь, сияющий во тьме? В той тьме нет конфликтов. В ней нет запаха бинтов и белых халатов. Нет аккуратно выложенных сновидений для интерпретации.

Там есть лес и тихо светящиеся огни замка вдали. Дома, где остались друзья. Где старая женщина, волею судьбы принявшая на себя груз коллективного мужества и волшебства, отражает атаки Того-Кого-Нельзя-Называть-Потому-что-Он-Не-Имеет-Имени - как не имеет больше человечности.

Милые женщины-психологи не были в этом лесу. Они не держались с Гарри до самого конца и не шли с ним через лес, когда он шел умирать. Они не видели, как мерцают заклинания за ветвями старых деревьев, и не слышали, как шуршит прошлогодняя листва под ногами. Они не возвращались в замок после победы и не вглядывались в лица друзей, не веря, что битва закончилась. Они не видели солнца над Хогвартсом.

Зато все мы, которые были там, видели. И наших фонарей, зажженных от этого солнца, хватит для того, чтобы конфликт парадоксальной, живой, сказочной, грустной, улыбчивой, гневной, обидчивой, нежной жизни так и остался непроработанным.
 


cantadora_09: (Default)

Она просто есть

Когда Богиня спит и видит сны, и псы с печальными глазами глядят Ей в душу, чудо ходит рядом. Ласкает краешек одежды, смотрит на усталый лик и плачет оттого, что солнце на Ее руках лежит, не видя дня.

Она приходила в этот мир то спящей красавицей, то Золушкой, то Снежной королевой. То почитаемой во всех странах и во все времена, то жалким осколком древнего идола с полустершимися от времени чертами. И всегда, - какую бы форму Она ни принимала и как бы к Ней ни относились на поверхности, - Ей были рады.

В разных языках и в непересекающихся регистрах звучания, в самых фантастических и самых банальных выражениях, люди говорили с Ней, а Она говорила с людьми.

Она стоит на перекрестке и ловит машину в лютую городскую метель. Она смотрит на дерзкое фуэте балерины-дебютантки, благословляя его. Она захватывает узловатыми пальцами горсть жирной черной земли, проверяя ее на плодовитость, и отшивает привязчивого рекламного агента, в упор называя свою цену.

Она видит сны, в которых мир – собака, положившая голову Ей на колени, готовая принимать ласку и слушать сказки, готовая мчаться в дальние края и возвращаться домой.
 
Она проснулась и Она просто есть.



cantadora_09: (Default)



Мое место

И снова мне хочется говорить об Одессе. У нас осень, чистая и кристально прозрачная. У нас зеленые листья смешаны с желтыми, и все это висит на деревьях не то как елочные игрушки, не то как жабо вкусной опереточной красотки.

Одесса слепа от солнца, пьяна от любви. Полна людей, вернувшихся из отпусков, полна юных щебетуний-учениц и в меру взрослых, но совершенно несерьезных студентов.

Одесса внутри меня. Если вы видели, какая она, если вы вдыхали ее аромат, то знаете.

Одесса снимается в кино. Я видела ее в премьере нового фильма, в котором солнце садится в бронзово-золотое море, а чайки расцветают над волнами и садятся на плечи героям.

Одесса – это свет и запросто, тихими скользящими кадрами рассказанная история. Это сон и явь в одном флаконе, простая музыка, алкоголь, который чудится, но еще не пьется.

У нас жизнь. У нас тревожно и радостно. Светится песок на пляже, светятся глаза. Любовь улыбается, ловя блики под каштанами.

У нас жарко.

У нас Одесса.


Profile

cantadora_09: (Default)
cantadora_09

March 2014

S M T W T F S
      1
234 567 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 04:29 pm
Powered by Dreamwidth Studios