cantadora_09: (Default)

Экстаз – это не удовольствие. Вернее, не только и не столько удовольствие. Само слово происходит от греческого ἔκστασις, обозначающего, по разным версиям, смещение, нахождение вовне, пребывание вне себя. Буквально же, я думаю, его можно перевести как «вне формы» или «из формы».


Экстаз обозначает снятие ограничений, расширение сознания, покидание привычных границ, а значит – способность увидеть и использовать новые возможности.


Именно поэтому экстатические практики, предполагающие «кайф» и только удовольствие, ради самого удовольствия, – бессмысленны. Они не делают нас другими и не открывают новому. Впрочем, практики здесь ни при чем: чаще всего в нашем культурном (западноевропейском индустриально-ориентированном) контексте предлагаются не они, а их суррогаты – ритуалы, мантры и молитвы «в усеченной форме», когда канал открывается, но больше ничего не происходит. Но это все равно, что открыть кран с горячей водой, подставить руки под струю, дождаться, пока сморщатся подушечки пальцев – и объявить себя «магом горячей воды».


Удовольствие («нагревание») может быть побочным продуктом изменения: когда ребенок, ползавший на четвереньках, встает на ноги, он переживает экстазис, выход за пределы себя-ползающего. Это всегда наполняет наслаждением. Но наслаждение есть качество явления, а вовсе не его смысл.


Поэтому, когда Алистер Кроули говорит, что целомудрие должно погибнуть в экстазе, он не предлагает монахам и аскетам порвать на себе власяницы и начать совокупляться направо и налево, взвизгивая от похоти. Он имеет в виду, что адепту необходимо разорвать «целую» оболочку своего невежества, магической девственности, атавистического страха и профанической инерционности, чтобы оказаться в новом состоянии за пределами прежнего. Оно окрашивается восторгом благодаря расширению осознания и обретению доступа к большему внутреннему простору, а не потому, что вы нарушили табу и «сделали то, что запрещала мама».


Говоря психоаналитическим языком – невротик никогда не достигает экстазиса, потому что до ужаса его боится: обученный жить в тесных рамках и «прошитый» правилами и нормами, он воспринимает любой выход как смерть. И поэтому держится за скорлупу «целомудрия» до последнего, буквально отождествляя себя с ней (недаром большая часть невротических проблем связана с сексуальностью). Потому, кстати, невротик бежит со всех ног от любого удовольствия, так как безошибочно узнает в нем признаки экстазиса.


Пограничный человек допускает опыт и переживания экстазиса, может спонтанно «входить» в него и также спонтанно «выходить», сохраняя при этом связь с обеими реальностями. Но он не обладает умением ограничивать себя и структурировать переживания, и в результате, бывает, просто не может понять и определиться, кто же он и «где находится».


Многие пограничные личности вообще не умеют осознавать себя в экстазисе, а значит, не могут адекватно воспользоваться его преимуществами. Но в то же время, и «скорлупа» невротических оболочек им тесна. В итоге такие люди часто проживают жизнь, отчаянно борясь с измененными состояниями сознания и бессознательно стараясь «удержаться» на поверхности обыденной реальности. Если же этого сделать не удается, и время от времени все же происходит «соскальзывание», этот процесс становится очевидным не только для пограничного человека, но и для окружающих. И тут уж невротики, живущие в вечном страхе лишиться невинности, либо нападают на такого человека, либо подвергают его социальной изоляции.


На психотическом же уровне проблема экстазиса в нашем понимании «растворяется». Здесь нет как таковой формы, которую можно было бы покинуть и, вероятно, поле возможностей перманентно находится в неком кипящем состоянии, так что психотик не «выходит» и не «входит». Он просто пребывает в нем.


Мы знаем о психотических феноменах слишком мало, чтобы говорить, насколько реальны те или иные состояния – например, «психотические страдания», «психотическая дезорганизация» и так далее, или же они представляют собой проекцию «страхов неограниченности» в обществе, где невроз определен как «норма». Я склонна думать, что психотики оказываются в закрытых учреждениях не для того чтобы быть «вылеченными», а чтобы оградить от них невротиков. Выход же (экстазис) «безумного» из больницы становится своеобразным – порученным ему социумом как козлу отпущения – отыгрыванием вовне, единственным, какое невротик может себе позволить.


Возможно, Кроули ополчился на христианство в том числе по этой причине. Он не мог не понимать, что казнь еретика или ведьмы, вообще нарушителя морального закона, предлагает «праведнику» на мгновение пережить то же освобождение энергии, тот же экстазис, но назвать это по-другому – и попытаться прикоснуться к тайне, оставшись «невинным». Также поступают те, кто умерщвляет плоть и занимается самоистязанием: здесь страдание – это наслаждение, переодетое, чтобы иметь право быть представленным на празднике законодателей. Проблема не в том, что адепт истязает себя – он свободен распоряжаться своим телом и душой как пожелает – проблема в том, что он лжет.


XI Аркан Таро Тота, изображающий Бабалон на Звере, показывает момент вхождения в практику на экстатическом уровне – в том числе, и момент выбора: ты делаешь это, чтобы выйти за пределы, или чтобы только получить вторичные выгоды, в виде удовольствия, тщеславия, торжества над профанами?


Это испытание: пройти XI Аркан – означает узнать и быть готовым принять, насколько ты искренен и подлинен в своем делании, насколько способен быть независимым от коловращения Колеса Фортуны – предыдущей системы ценностей и привычной картины мира – в его не только социальном, но и магическом смысле.


Ты не можешь знать, что произойдет после того как ты примешь чашу Бабалон. Просто потому, что этого еще нет в твоей реальности, ты создаешь это самим актом посвящения.


Экстаз  это только прыжок, растяжка. Ничего больше.


M11_Lust

cantadora_09: (Default)
Одно из наиболее раздражающих меня представлений в психоанализе – мнение о том, что дети являют собой мрачные слепки родительских фигур. Разве не бывает, что у робких, бледных, не смеющих подать голос в присутствии другого, родителей растут яркие, сильные, смелые дети? Разве вам не приходилось наблюдать, как за жесткими харизматами плетутся неуверенные, тихие, боязливые «мышки»? И сколько по-настоящему счастливых, талантливых, успешных людей вышло из совершенно деструктивных семей...

Могут сказать: некоторые дети склонны развивать защиты, антагонистические родительским, и потому они так сильно отличаются, но это всего лишь обратный снимок, негатив.

Я думаю, дело в другом. Дело в том, что помимо родителей, ребенок встречает в своей жизни огромное множество людей и событий, и хотя большая часть его чувств, интересов, сомнений, решений и радостей принадлежат семье, все же очень много остается таких, в которых семье нет места.

Увлеченный мальчик часами беседует с учителем физики. Гибкая и легкая девочка проводит дни в балетном классе. Двое друзей, замерев, следят за полетом голубей. Третьеклассник, пыхтя, водит пальцем по страницам энциклопедии с чертежами самолетов и любовно гладит свой игрушечный планер.

Они все беседуют с чем-то очевидно иным, чем «ролевые образы» родителей или же какие угодно установки, которые им даются. Насколько живо и спокойно ведется эта беседа, во многом зависит от тех самых установок, но сам факт ее наличия и волшебство присутствия удивительны, всепроникающи и непредсказуемы.

Понимаете, природа не создает клонов. Она играет и экспериментирует, предлагая каждому новому поколению похожие, но – совершенно другие обстоятельства. Обстоятельства места, времени и души.

Поэтому столь же сильно, как мы похожи на наших родителей, столь же сильно мы от них и отличаемся. Поэтому для того, чтобы понять, кто мы такие, нужно смотреть не на наших родных.

Нужно смотреть на нас.


cantadora_09: (Default)
Когда человек, имеющий возможность выбирать любое действие, времяпровождение, влияние, идею по своему вкусу, останавливается на чем-то одном, мы называем это выбором. Ну, так принято в более или менее официальных психологиях. Когда человек, сделав свой выбор, отсекает все остальные выборы и замыкается на чем-то одном, мы называем это зависимостью.

Представьте себе, что ваш знакомый, или друг, или мать, или вы сами каждый день приходите к наркодилеру и заказываете у него дозу того или иного вещества. Страшно? Шокирует? Теперь представьте, что тот же человек каждый день приходит в кафе и заказывает там чашку горячего шоколада. Не страшно? Ну, правильно, что такого в горячем шоколаде? Не кокаин все-таки. Ну, а если человек без этого не может? Если его «ломает»? Если без шоколада весь день наперекосяк? А, ну тогда, конечно, это зависимость – скажете вы.

Хорошо, а теперь представим себе другую склонность. Человек мыслит определенными блоками, системами метафор, которые каким-то образом определяют его мировоззрение, и никакие другие метафоры он категорически не принимает. Типичный случай религиозного фундаментализма? Вовсе не обязательно.

«Только астрология может по-настоящему объяснить…» «Только естественные науки могут помочь понять…» «Только истинный праведник способен в Каббале…» «Только психоанализ открыл…» «Только настоящий телемит…» Как? Ничего не замечаете?

Слова разные, системы разные, внутреннее наполнение одно и то же. Привязанность к ключевой метафоре своей системы, сильная настолько, что другие системы становятся не просто врагами, а прямо-таки заблуждениями падшего человечества. Если вам кажется, что я слишком категорична, почитайте тексты ортодоксов, и вы увидите, что я излишне лояльна.

Все магические, философские, религиозные, психологические, герметические, даже естественнонаучные системы знания обучают смотреть сквозь метафору. Обучают языкам, говоря на которых, можно приблизиться к чему-то в самом себе. К чему-то, что, безусловно, не имеет названия, но с чем у нас есть огромная потребность беседовать, искать его, поддерживать связь. И эту связь можно поддерживать, в том числе, а иногда в первую очередь, переходя с одного языка на другой.

Но для этого нужно уметь выходить за пределы своей метафоры. Той, которой тебя научил твой учитель, и которая в какой-то момент стала для тебя откровением. Твоя метафора не перестает быть действенной, просто для того, чтобы она продолжала быть действенной, чтобы пополняла свой ресурс, ей надо открыть ворота в другие метафоры. Не стоит поверять алгеброй гармонию, но можно посмотреть на Таро через Каббалу, на Каббалу – через квантовую физику, а на квантовую физику – через философию. Все это может быть осмыслено психоаналитически, а психоанализ – вновь приведен к Таро. И при этом ни одна из систем, которые вы используете, не пострадает. Они только приобретут. Потому что цельное восприятие, не привязанное к определенной метафоре, имеет возможность развиваться. Оно дышит и прокладывает себе путь вперед.

Метафорическая зависимость – одна из самых опасных болезней человека. Даже увлеченного человека, даже талантливого человека. Она сильнее зависимости от алкоголя и наркотиков, сильнее амфетаминов и барбитуратов, поскольку незаметна и, словно Матрица в известном фильме, натянута на глаза, для того чтобы человек не смотрел на свой мир. Метафорическая зависимость заставляет делать свои стены жесткими, сердце молчаливым, а совесть – служительницей изолированного культа. Подчиняясь такой зависимости, многие мечтают стать «любимыми чадами», но у нее нет любимых или нелюбимых чад, а есть лишь винтики, которыми она вращает свои колеса.

Если мы умеем говорить с разными реальностями, они начинают говорить с нами. Даже если наши первые слова неуклюжи, а жесты робки. Но мы делаем это. Мы больше не аутисты, закрытые в душных боксах своих собственных сознаний, мы – создания, творящие связь.

Только знаете что? Не существует системы или метафоры, которая помогает сделать это. Не существует практики, которая помогла бы достичь.

Существует жизнь.



cantadora_09: (Default)
Есть две карты в колоде Райдера-Уэйта, которые потрясающе точно отражают наши внутренние взаимоотношения с самими собой и наши возможности изменения. Мастер Таро, художница, писательница и автор колоды Таро Сияющего племени Рэйчел Поллак в своей большой, глубокой и ассоциативно богатой книге «Мудрость Таро» советует обратить на них особое внимание.

Это Дьявол и Влюбленные. Меня всегда поражало сходство этих карт и то, как быстро и точно мы можем «перескакивать» от одного состояния к другому – не только в отношениях с другими людьми, но и в отношениях с самими собой.

И вот сегодня я увидела, что эти две карты визуально, языком символического рисунка, отображают то же, о чем пишет Урсула Ле Гуин в одной из лучших своих книг – «Техану».

«Техану» повествует о драконе, о дочери драконов, которая пришла в мир в образе человека и была почти сожжена в огне, унижена и изнасилована. Будучи ребенком, она не могла защищаться, в ее власти было лишь стать уродливой пародией на саму себя. Крылатый дьявол в центре карты, и два конфликтующих начала в душе – мужское и женское. Темный дракон. Усталый дракон. Дракон, который боится самого себя и прячется от самого себя под темной личиной, потому что здесь, в этом странном мире, в мире людей, его схватили, и мучили, и наказывали его же собственной родной стихией – огнем.
Раненый дракон может быть только Дьяволом Райдера-Уэйта. У него как бы нет выбора – посмотри, я темен и зол, а мои чувства связаны, мои силы связаны, мои возможности связаны. Они безумны и хотят только зла. Отойди. Я опасен.

Терру. Земное имя девочки. «Пылающий».

Сжигающий сам себя.

Но приходит момент, когда дракон начинает осознавать самого себя не как странное существо, которому нет места среди «нормальных» людей, а как того, кто он есть. В нем начинает просыпаться родной язык, тот, из которого изначально все было создано, тот, который на самом деле и есть мир, тот, при помощи которого можно созидать дальше.

Я никогда не забуду этот момент в истории «Техану», когда принявшая девочку на воспитание женщина слышит шорох драконьих крыльев, и, видя, как девочка свободно говорит с драконом, в изумлении шепчет: - Это ее родной язык. Язык ее матери.

Влюбленные. Все голоса внутри – твои. Они спорят, и радуются, и смеются, и печалятся, и помогают тебе. Они слышат музыку и, не в силах скрывать ее внутри, передают дальше. Дракон расправляет крылья, он счастлив быть самим собой. Огонь воспламеняет древо Жизни, и это огонь созидания и движения вперед. Дракон принимает себя таким, какой он есть. Он не говорит: «я делаю так-то, и это означает то-то». Он не рассматривает свои действия под микроскопом чужих мнений, сомнений и оценок. Не сверяет свои порывы и внутренние побуждения с системой ценностей, в которой живет культура воспитавших его людей. Он просто есть. Он летит и радуется присутствию. Здесь. В жизни.

Можно любить себя и быть самому себе Дьяволом. Влюбленные не исцеляют от ран, они просто помогают быть тем, кто мы есть. Жить полной жизнью и помнить, что не существует ответа на вопрос, кто мы – драконы, которые становятся людьми, или люди, которые становятся драконами.

*Где Техану? (перевод с драконьего на человеческий)

      
cantadora_09: (Default)
Когда работаешь с Таро или в психотерапии, очень часто приходится задавать вопросы и давать на них ответы. Лучшие, большие, меньшие, хорошие, простые, сложные. И каждый раз сталкиваешься с одним и тем же: всегда спрашиваешь себя - откуда этот ответ и зачем он пришел ко мне? Или - как он пришел?

Сам вопрос содержит в себе магию ответа. Не в том смысле, что мы знаем ответ, а в том смысле, что вопрос и ответ – единое целое. Не существует такой вещи, как спрашивание, без готовой к нему системы. Иногда я думаю, что вопрос является всего лишь чем-то вроде нашего способа «раскачаться» на ответ, проговорить его внутри себя, побыть с ним и ощутить его в себе как существующий.
 
Аналитическое свободное ассоциирование, работа с образами Таро или простая беседа «вынимают» из нас не то, что в нас есть, а то, что в нас будет или может быть – спустя несколько мгновений, слов или лет, когда мы преобразимся в «нас знающих». Штука в том, что это абсолютно непредсказуемый процесс, уникальная ситуация, которую категорически невозможно просчитать.
 
Поэтому так важен вопрос, а не ответ. Ответ можно дать из любого места. Можно, как говорил великий Льюис Кэрролл, «раскинуть мозгами», можно попытаться вывести математическую формулу, можно обратиться к прежнему опыту. Любой из этих способов даст вам ответ. Некоторые из них даже дадут эффективные на данном этапе ответы.
 
Но что дальше? Разброс возможных ответов не так уж велик, и тому свидетельство большое, но все же ограниченное количество космогоний, научных гипотез, теорий развития, описаний личностных профилей и диагностических пособий.
 
Но что, если ни один из этих ответов вас не удовлетворяет? И не удовлетворяет не потому, что они «неправильны», не подходят к конкретной ситуации или даже некорректно построены? Все это – сложные, но решаемые задачи. В рамках нескольких операций формальной, а если не поможет – мифологической логики.
 
Что, если ни один из ответов не отыскивает у вас внутри нужного вам вопроса?
 
Это очень сложная ситуация, и столкнувшись с ней, легко почувствовать себя сумасшедшим, потому что это переворачивает с ног на голову представления о том, как нужно спрашивать.
 
Принято считать, что искать следует ответ, именно он является той вожделенной добычей, которая скрывается в густых джунглях познания и осознания. Но это лишь на первый взгляд так кажется.
 
Работа с системой Таро помогает понять одну простую вещь: ответ не имеет смысла, если не зарождает в тебе движение к новым вопросам. Если не затрагивает душу и не заставляет чувствовать неопределенность понимания, неопределенность жизни и самого себя, всей кожей, всем сердцем, всей душой. Именно поэтому на картах изображены не надписи – «хорошее изменение», «получение денег», «повышение по службе», «кризис», «замужество», «рождение детей», «оплата долгов», «покупка мебели» – а символы.
 
С символом можно беседовать бесконечно. Можно спрашивать его и отвечать ему, слышать и слушать, можно остановиться на то, чтобы выпить чашку чая, и вернуться к столу, на котором разложены карты, и с каким-то совершенно уникальным глотком вдруг понять, что здесь написано. А в следующий момент увидеть, что здесь написано уже другое, потому что угол сердца сместился, и вы готовы видеть и погружаться в другое переживание.
 
Скажите мне, как это связано с ответом на вопрос?
 
Очень просто. Это вырабатывает способность не останавливаться на одном ответе. Когда мы плывем в море, мы не застываем с поднятыми руками или поджатыми ногами, потому что каждое мгновение требует живого, интуитивного действия. Так же и здесь. Сначала ищешь ответы на конкретные вопросы, потом начинаешь понимать, что важен сам поиск, и изменившаяся душа сама прокладывает себе путь, и чем дальше, тем органичнее и деликатнее она это делает.
 
Важно только ей не мешать.
 
Задача на целую жизнь. Но что может быть интереснее?


cantadora_09: (Default)
Меня продолжают поражать западные мистические писатели. На этот раз Грегори Бейтсон. Биолог, психолог, основоположник новой биологии, поэт и мастер теории паттерна и паттерна паттернов.

Этот человек говорит о связи. О том, что, в сущности, ничего кроме нее, в этом мире не существует. Что все, что мы привыкли видеть – всего лишь все, что мы привыкли видеть, и стоит нам посмотреть немного по-другому, как мир преобразится и «скажет» нам, что он всегда был таким, и по-прежнему остается тем, предыдущим. Одновременно, понимаете?

Этот человек говорит о синтаксисе. О том, что в природе столько же грамматики, сколько в предложениях, которые мы строим. О том, что говоря о живом и неживом, о смыслах, статистике, процессах и закономерностях, нельзя смешивать жанры, потому что так мы уходим от понимания и просто накапливаем пыль в наших шкафах.

Он говорит о том, что все связано со всем, и даже более – отправляясь в глубь того, что происходит в природе и внутри нас, обнаруживая  все новые и новые связности, формулируя сложные абстракции, мы приходим к тому, что в «основе» - сколько улыбки в этой его идее! – лежит пустота.

Осознание нуля, точка взрыва, момент, когда понимаешь, что ни одна посылка не является исходной. Они взаимно подтверждают друг друга, и в этом лабиринте, в этой сети связей, любой путь – к себе и любой путь – в мир.

Грегори Бейтсон невероятен, потому что искренен, как только и может быть искренен ученый. Он говорит: - Смотрите, сколько красоты. Я не в силах измерить это, не в силах понять и не в силах даже передать. Но я хочу, чтобы вы видели, каким счастливым может быть человек, который понял это.

В моем любимом «Ситтхартхе» есть такие потрясающие слова: «Проповедь мало интересовала его, он не верил, что почерпнет из нее нечто новое… Но он внимательно смотрел на голову Готамы, на его плечи, на его ноги, на безмятежно опущенную руку, и казалось ему, будто каждый палец, каждый ноготь этой руки были учением и проповедью, говорили, дышали, благоухали, блистали истиной. Этот человек, этот Будда был истинным, настоящим до малейшего шевеленья мизинца».

Бейтсон подлинный. Не знаю, до малейшего ли движения, не знаю, до какой глубины, и никогда не узнаю. Я только чувствую свет и жар, которые исходят от его слов. Магию его понимания и страсть его желания поделиться своим пониманием с другими.

Если вам никогда не приходилось восторгаться красотой, ароматом и изяществом научных работ, самое время начать читать Бейтсона. Самое время медитировать Бейтсона. Самое время спорить с ним. И наслаждаться.


cantadora_09: (Default)
Опасность – это тайна. Такая же, как радость, как любовь, как свет, как встреча. Она сочная и густая, прямо там, за ближайшим кустом, и она – наша союзница.

Опасность мы берем с собой на охоту, и она вынюхивает следы хищника на нашем пути. Она всегда голодна, всегда насторожена и абсолютно преданна.

Опасность поднимается раньше нас, до зари, и обходит окрестности, тихонько порыкивая и зализывая наши откровенные промахи. У нее нет друзей и врагов, она не подчиняется приказам и не ходит в ошейнике. Она просто живет так, как ей хочется, предоставляя другим идти с ней рядом или убегать без оглядки.

Опасность – это дар.



cantadora_09: (Default)

Она просто есть

Когда Богиня спит и видит сны, и псы с печальными глазами глядят Ей в душу, чудо ходит рядом. Ласкает краешек одежды, смотрит на усталый лик и плачет оттого, что солнце на Ее руках лежит, не видя дня.

Она приходила в этот мир то спящей красавицей, то Золушкой, то Снежной королевой. То почитаемой во всех странах и во все времена, то жалким осколком древнего идола с полустершимися от времени чертами. И всегда, - какую бы форму Она ни принимала и как бы к Ней ни относились на поверхности, - Ей были рады.

В разных языках и в непересекающихся регистрах звучания, в самых фантастических и самых банальных выражениях, люди говорили с Ней, а Она говорила с людьми.

Она стоит на перекрестке и ловит машину в лютую городскую метель. Она смотрит на дерзкое фуэте балерины-дебютантки, благословляя его. Она захватывает узловатыми пальцами горсть жирной черной земли, проверяя ее на плодовитость, и отшивает привязчивого рекламного агента, в упор называя свою цену.

Она видит сны, в которых мир – собака, положившая голову Ей на колени, готовая принимать ласку и слушать сказки, готовая мчаться в дальние края и возвращаться домой.
 
Она проснулась и Она просто есть.



Profile

cantadora_09: (Default)
cantadora_09

March 2014

S M T W T F S
      1
234 567 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 03:39 am
Powered by Dreamwidth Studios