cantadora_09: (Default)
И снова на ту же тему. Потому что это действительно больно и страшно. Я живу в Украине, но еще никогда я не испытывала одновременно такого ужаса и восхищения, глядя на нашего северного соседа. Ужаса - из-за официальной позиции государства и "законодательных инициатив", из-за реакции на естественные процессы, происходящие в мире. А восхищения - из-за того, какие люди и высказывания возникают на этой почве. Изумительные, чистые, честные. Вот уж, действительно, "когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда...". А говорят, не осталось на постсоветском пространстве искренних и умных учителей. Слава Богу, остались.

http://teh-nomad.livejournal.com/1648132.html
cantadora_09: (Default)
Елена Костюченко, по-моему, написала исчерпывающий текст о геях, лесбиянках, свободе слова и ЛГБТ-движении. Слушайте, она - чудо. Звезда.

"Я буду выходить к Госдуме, потому что я есть. Там меня жду вот эти рептилии, и да, я рискую. В прошлый раз со мной вышло чуть больше 30 человек, большая часть из них – гетеросексуалы. Вышло два глухих парня, вышла сценаристка Марина Потапова, вышла девочка с белой лентой и две девочки, влюбленные друг в друга, несколько геев, моя прекрасная Аня, один гендерквир - и десяток незнакомых мне крепких ребят, которые встали перед нами и не давали гопоте «мужчин — пока стоят на ногах, женщинам портим лица». Я очень горжусь каждым из этих 30".

http://echo.msk.ru/blog/elena_kost/999066-echo/
cantadora_09: (Default)

Почему я делаю расклады Таро? Потому что я понимаю, что я могу ошибаться. Мое видение может не совпадать с тем, что есть в реальности, и – то ли по желанию, чтобы все складывалось определенным образом, то ли, наоборот, по нежеланию видеть какие-то события и обстоятельства, мое восприятие может искажаться. Таро – очень точный инструмент. Оно не искажает почти никогда. И это не только свидетельство моего опыта, это результат работы многих и многих тарологов по всему миру.

Таро помогает мне проводить точную настройку. Проверять не только реальность, но и себя. Проанализировать свои ошибки и постараться не допускать аналогичных в будущем. Но вот ведь в чем штука: оно не страхует от ошибок. Впрочем, как и все остальное, что бы мы ни выбрали для подстройки и к чему бы или к кому бы ни обратились за помощью. Иногда я раскладываю Таро, чтобы избежать ошибок. Но всегда стараюсь помнить, что оно не дает гарантий.


Read more... )

cantadora_09: (Default)

Говорят, что Россия – дикая страна. Что люди, которые в ней живут, боятся самих себя, а потому готовы принять любую власть, лишь бы она совала им еду в широко раскрытые желтые клювы. Говорят, что роман Татьяны Толстой «Кысь» – это и есть Россия, такая, какая она в реальности.

Так вот, это – неправда. И ясно, что это неправда, стало еще после митинга на Болотной площади, куда более 50 тысяч человек пришли для того, чтобы – как сказал один мудрый парень в телемосте с нашим украинским ток-шоу – встретить там себя. Сегодня на проспекте Сахарова огромное количество человек пришли с той же самой целью. Они улыбаются, они ищут правды, они смотрят друг на друга. Им интересно жить. Им интересно быть там, где они есть, и понимать больше. Им интересно строить новую, другую, глубокую жизнь.

Были два момента, которые потрясли меня до глубины души. Первый: когда журналистка Ольга Романова попросила минуту молчания в память о Вацлаве Гавеле. И я увидела огромную толпу, которая отправляет это послание памяти и стирает трусливое замалчивание двух недомерков из «власти». И второе – когда писатель Дмитрий Быков, вдохновенный и счастливый, рассматривая цвета флагов собравшихся на проспекте, сказал, что не видит лишь серого, путинского. И произнес гениальные слова: «Тень, знай свое место!»

К этому нечего добавить.

Россия – потрясающая страна.

cantadora_09: (Default)


Опасная нежность толерантности

Толерантность – модный тренд нашего времени. Причем как в позитивном, так и в негативном ключе. Как в нормальной, обыденной, живой практике повседневной жизни, так и в бешеных спичах людей, которых раздражает само это слово.

Не так давно я в очередной раз встретила в Сети упоминание о толерантности – в контексте… ну, разумеется, терпимости к плохому, ко всему тому, что «нормальные» люди не выносят, и что только в западных гнилых демократиях подается как предпочтительная социальная ситуация.

Меня поражает невежество подобных оценок. Во-первых, толерантность не имеет отношения к токсическому терпению и накапливанию раздражения внутри вместо того, чтобы свободно выражать его вовне. Здесь речь не идет о посттоталитарных привычках молодых демократий.

Толерантность означает гибкость настройки. Сегодня вы находитесь в одной ситуации, а завтра она немного меняется, и те подходы, планы, стратегии, которые работали вчера, сегодня не имеют смысла, или же их смысл не имеет прежней силы. Если вы толерантны, то в свободном режиме пересматриваете свои возможности и органично реагируете в потоке.

И вот я думаю… откуда такое неприятие толерантности как явления, откуда такая сильная аллергия на это слово, зачем столько внимания уделять тому, что, в принципе, само собой разумеется, если ты живешь в свободном и открытом обществе? Если ты живешь собственными интересами и не занимаешь чужого времени и пространства, а кто-то чужой не занимает твоего.

Может быть, это эхо прошедшего времени? Эхо ХХ века?

Толерантность как молчание, толерантность как закрывание глаза на фашизм, на коммунизм, на массовые казни и пытки. Как тишина внутри страны, которая терпит, не зная зачем, диктатора, просто потому, что она привыкла к абсолютной власти и не понимает, не узнает другого, со своим заточенным на тоталитаризм зрением? Вина за самих себя, коварно выползающая из подвала, когда сознание спит и в столь же привычной «кухонной» дискуссии можно сотрясти воздух сакраментальным: - А не были бы мы такими толерантными!..

Нет, уважаемые господа. Как раз если бы вы были толерантными и обладали минимальной способностью реагировать на живые вызовы, видеть меняющиеся обстоятельства и чувствовать на вкус правду и опасность, того, что происходило в ХХ веке, не было бы. Или оно существовало бы в меньших масштабах. Потому что там, где есть толерантность, там нет тоталитаризма. Там нет одной точки зрения, готовой для всех и «предлагаемой к терпению». Там есть решение, которое принимается здесь и сейчас, в условиях неопределенности.

Другой человек – это всегда неопределенность. Но фокус в том, что неопределенность – и мы сами. Во взаимоотношениях этих неопределенностей и рождается толерантность. Инструмент изменения. Инструмент понимания. Инструмент интересной и полной жизни.

Музыка толерантна. Как толерантны вода, небо, животные и горы.

Как толерантна душа.


cantadora_09: (Default)

Социальная ответственность быть собой
 
Я спрашиваю себя, что такое социализм. Или, скорее, не так. Я спрашиваю себя, почему, сталкиваясь в сети с публикациями современных (о, и не только современных) социалистов, я все чаще испытываю раздражение.

Они милые люди, они постоянно и без устали говорят о том, как утилитарно и примитивно буржуазное общество, они активно бичуют его, ловя указующим перстом ускользающий горизонт капитализма…

Вот, пожалуй, именно поэтому они меня и раздражают. Раздражает гневная риторика, в которой не слышится гнева, а минимальное количество содержания упаковано в стандартные фразы, лишенные индивидуальности. «Борьба носит классовый характер…», «нещадная эксплуатация трудящихся…», «буржуазные ценности…» Эти слова и фразы можно вставить в любой текст. Без обретения смысла.

Вы встаете каждый день утром, завтракаете, планируете свое время, занимаетесь своими делами – интересными и не очень, едете в транспорте, звоните по телефону, говорите, дышите, работаете. Движетесь в своем ритме. В том, который для вас важен. В том ритме, в котором вы создаете то, что можете и хотите создавать. Может быть, вы дворник, который сметает в парке ветки и сухую листву, может быть – программист, бьющийся над новым языком, который позволит создавать новые гаджеты или делать научные открытия. Возможно, вы воспитатель детского сада, и обучаете малышей самым первым навыкам общения с другими…

Зачем вам социализм? У вас и без него дел по горло. Вместо того, чтобы глаголить о том, как распущено общество и как оно «заточено» на потребление и угнетение трудящихся (кто такие трудящиеся? Над чем они трудятся и каков результат их труда?), вы просто ухаживаете за цветами, гуляете с детьми, печатаете на компьютере, проводите уроки математики, собираете детали, испытываете автомобили, отливаете сталь. У вас нет потребности думать о том, что вы делаете, в политических категориях. Вы заняты – не по принципу «занятости населения» или «увеличения числа рабочих мест», а по состоянию своей личности и своей души. Вы живете своей жизнью.

Но что, если вам не хватает занятости? Что, если ваша жизнь устроена не лучшим образом, в том смысле, что она вам категорически не нравится и вы испытываете постоянный внутренний дискомфорт? Что, если в том месте, где существуют вдохновение, увлеченность, интерес, страстность, призвание, у вас – пустота? Тогда у вас есть два выхода: либо искать то, что наполнит вас изнутри, из души и сердца, либо искать причину во внешнем мире.

Мне кажется, что социалистические спичи рождаются от неумения жить своей жизнью. «Смотрите, смотрите, в Америке бастуют рабочие! Смотрите, буржуазия жиреет за народный счет! А вы знаете, сколько денег у Билла Гейтса?» И что?.. Смело, товарищи, в ногу, бросаем все свои дела, своих любимых людей, свои семьи и несемся изобличать капитализм? Не смешно.

Господи, прошел целый ХХ век, со всеми его войнами, потрясениями, революциями, со всеми попытками «жить правильно», но даже этот страшный опыт не смог изменить стремления людей, у которых внутри пустота, навязать свою пустоту всем остальным.

В конце концов, практически любой социалистический лозунг сводится к одному посылу: «Вы неправы!» Вы сыты, а мы голодны. Вы одеты, а мы голы. Мы зарабатываете много (и не делитесь!), а мы - мало. Вы, вы, вы. Мы, мы, мы. Что это, зависть? Попытка измерить человеческое благосостояние материальными благами?

Но сострадание, глубина, понимание, способность разделить переживания, даже способность поделиться куском хлеба или предложить другому кров – не измеряются в понятиях «кому сколько».

Справедливость никогда не находится в чьих-то руках. Она всегда присутствует внутри и живет по своим законам. Ее нельзя увековечить в бронзе и записать в конституции, в социальном законе можно лишь обозначить пунктиром ее основные направления. Не более. Дальше все происходит с нами и внутри нас.

И для того, чтобы признавать другого равным, для того, чтобы желать для него хорошего будущего и места на этой Земле, вовсе не нужно быть социалистом. Не нужно одевать свои чувства в напыщенные фразы и скандировать лозунги всюду, где есть свободные уши. Нужно просто быть с другим.

А для этого достаточно быть самим собой.



cantadora_09: (Default)


Люди в черном
 
Европейская – точнее – англосаксонская политкорретность уже так давно обсуждается, что успела стать банальностью. И даже шутки на эту тему утратили остроту.
 
Меня, скажем, в свое время забавляла история с «запрещенным» словом «негр», на смену которому пришло аккуратное «афроамериканец».
 
Смешное «афроамериканец». Лицемерное «афроамериканец», – так говорят противники политкорректности и любители смотреть правде в глаза.
 
Что же, давайте посмотрим.
 
Негр – это обозначение расы, физического статуса, некой телесной приметы, которая дается человеку от рождения. Как цвет глаз, волос, форма губ и тембр голоса.

Афроамериканец – это обозначение гражданского статуса. Это политическая норма, означающая – гражданин Америки. Означающая, что этот человек, обладающий (неважно какими) телесными параметрами, является гражданином США.
 
Он американец, понимаете? Американец – потому что живет в этой стране, платит ей налоги и реализует себя через эту страну.
 
Другой вопрос – всегда ли он был американцем?
 
И давно ли он американец?
 
Потому что американцем он стал в последние лет пятьдесят-сто. Когда получил право голоса на выборах. Когда стал избираться сам. Когда обрел право на конфликт и мир в этой стране. До этого он им не был.
 
Вот поэтому слово «афроамериканец» – такое честное. Из-за этого «афро-». Потому что до того, как стать американцем, он был африканцем. И приставка «афро-» в слове – это память об Африке, которую ему вернули.
 
Об Африке, которую у него отняли. Дважды отняли: первый раз, когда пришли «завоеватели», установив на его родной земле чужие законы; и второй – когда увезли из родной страны для изматывающего труда в чужом мире.
 
Африканец – это память о том, как их везли в трюмах, запихнув туда в несколько слоев, перемешав, как крыс в мешке, дни и ночи. В этих трюмах они умирали сотнями. А те, которые добирались до места, никогда уже больше не принадлежали себе. Задолго до Гитлера, задолго до Сталина, до ГУЛАГа и Аушвица.
 
Что такое «черный»? Говорят, негры стыдятся того, что они черные. Того, что они негры. Должны стыдиться. Для негра-психоаналитика это, быть может, даже тема личной терапии. Только есть небольшая загвоздка. Негр – это не свойство личности, вообще не психологическое качество. Это не предмет гордости или стыда. Фактически, негр – это слово, изобретенное белым человеком, европейцем, чтобы обозначить человека, который от него отличается. Испанское слово negro и французское nègre обозначает «черный». Обозначает – «не-Я»?
 
В Африке нет негров, потому что там все черные.
 
Сегодня они афроамериканцы. Граждане огромной страны, которая нашла в себе мужество признать, что она искалечила жизни их предков, живших на африканской земле и никого не трогавших. Они никого не учили жить и не присваивали чужих территорий. Их увезли из родного дома просто за то, что их земля была кому-то нужна. Родина афроамериканцев.
 
И так странно в этом политкорректном слове соединились боль и достижения целого народа.
 
Когда проходили выборы президента США, на которых победил Барак Обама, все новостные агентства мира облетел сюжет: пожилая афроамериканка вспоминала, как в годы молодости ей – по закону – нельзя было даже входить в общественный транспорт вместе с белыми. А в тот день она голосовала на выборах за своего кандидата – афроамериканца.
Кстати, ее кандидат мог быть и белым. Важно то, что она имела возможность за него проголосовать.
 
Была ли это победа Обамы? Америки? Всего европейского, но, слава Богу, уже не белого мира?.. Сейчас не легче ответить на этот вопрос, чем в тот день.
 
Иногда специалисты и обыватели разного толка высказываются в том духе, что это, мол, победа негра. Их голоса звучат встревоженно. Потому что если уж он победил, то жди теперь с его стороны… сатисфакций.
 
Слушайте, я не знаю, победил ли он. И должен ли был?..
 
Будет ли он отыгрываться на своих белых коллегах, белых подчиненных? Да, потому что он человек. А люди всегда отыгрываются, мстят, спорят, тянут одеяло на себя, дают волю вспыльчивости и гневу. Нет, потому что черная кожа – это все-таки просто кожа. И любые попытки превратить ее в черную шкуру остаются на совести соискателя, измученного внутренними резервациями.
                 
Я не говорю, что мы должны открыть двери наших внутренних резерваций и выпустить к чертовой матери наружу все, что там скрывается. Я говорю о том, что мне все больше нравится слово «афроамериканец». Потому что оно дает надежду на то, что вместо дележа территории и выяснения «кто кого» однажды начнется поиск языка, на котором мы будем говорить друг с другом. Что он уже начался.
 
Это больше, чем политкорректность. Это милосердие. Причем милосердие – по отношению к самим себе.

 

 
cantadora_09: (Default)
Гуны вращаются


Одноглазый улыбнулся.
- Смысл, – произнес он, – принадлежит Порядку. Язык Хаоса бессмыслен по определению.
- Язык Хаоса? – переспросила Мэдди. - Но я его не знаю. Я о нем никогда не слышала…
- Нет, знаешь, - возразил Одноглазый. - Он у тебя в крови.

Дж. Харрис


Считается, что основополагающим свойством человека, отличающим его от всех других живых существ, является способность говорить. Высказываясь, мы выводим наши мысли и чувства за пределы собственного Я и создаем точку зрения, уникальный фокус, под которым смотрим только мы и никто другой.

Эта способность, или скорее, возможность ее реализовать, долгое время была привилегией избранных. Начиная от жреческих каст древнего мира и заканчивая обеспеченными слоями населения в англосаксонских демократиях. Но постоянны в этом мире только перемены, и с ростом человеческой активности – в том числе, познавательной активности, выражать себя устно и на письме стало проще.

Рискуя разворошить старый спор яйца и курицы о первородстве, скажу, что именно появление надежно зафиксированных и доступных (хотя бы в ученой среде) текстов положило начало революциям сознания. Забудьте об ЛСД и опытах Станислава Грофа, сложите на полки многотомные сочинения К. Кастанеды – это все не то. Это следствия, не причины.

Пока людей было относительно мало и от большинства из них были закрыты даже самые элементарные знания, функцию точки зрения брала на себя община. Вначале обобщая (присваивая) накопленный опыт, а затем – управляя от его имени.

Когда нам говорят: «то-то и то-то помогает» или «то-то и то-то правильно» (опущу формулировки «этого хочет бог/боги» и «потому, что я так сказал»), то обычно опускают объяснения этой правильности. Подразумевается, что община уже проверила этот способ действия и нашла его безопасным, а то и полезным. И точка зрения общины не оспаривается, потому что правила техники безопасности для нынешних поколений пишутся кровью предыдущих. Точка зрения общины всегда жесткая, императивная и сработанная на века. У нее есть только один недостаток – она не допускает возможности экспериментировать.

Появление в ХХ веке демократического плюрализма все изменило. Оно стало закатом «жестких» точек зрения, в которых реальность выстраивалась как единственная и в обобщенном варианте существующая для всех. Правду сказать, изменились и критерии безопасности. Община, как часто бывает, далеко не сразу поняла это и продолжала настаивать на своем. Так, словно мир замер в Средневековье и вся Вселенная по-прежнему вращается вокруг планеты Земля.

Единое тело церкви, государства, нормативного права были «информационными носителями» этой парадигмы и, не имея ничего, что было бы им противопоставлено, заявляли свою абсолютную власть.

Это не означает, что в те времена не было разных точек зрения. Но они не обладали авторитетом. Не мудрено: одна-единственная точка зрения, один ракурс всегда являются одновременно и взглядом, и попыткой навязать этот взгляд. Кто владеет реальностью, тот владеет теми, кто в этой реальности находится. И вакансия на должность истины уже была занята.

Именно по этой причине были сожжены Ян Гус и Джордано Бруно, а Галилей был принужден под пытками отречься от своих теорий. Безразлично, о чем именно они говорили – и даже собственно то, что у них была иная точка зрения. Важным было, что она не могла существовать одновременно с официальной. Перестраивать картину мира обошлось бы слишком дорого – и финансово, и в смысле социально-политических изменений. А двух официальных реальностей быть не может. Как совершенно правильно полагали иезуиты разных времен, это повергает массы в хаос и бесконтрольно увеличивает их тревогу.

А кто может предсказать, как будет действовать хаос…
 

Profile

cantadora_09: (Default)
cantadora_09

March 2014

S M T W T F S
      1
234 567 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 12:04 am
Powered by Dreamwidth Studios