cantadora_09: (Default)
PR значит так много, всегда значил. Вот цитата из Джеймса Хиллмана, из исторического обзора открытия и изучения психологии:

"Гербарт (1776-1841) выпустил свой первый учебник в 1816 г. Психология Гербарта, возможно, имела самое широкое и наиболее длительное влияние. (Курсив мой - cantadora_09) Его считали отцом всех современных психологических движений. Он пытался средствами алгебры психических реакций выразить душу в математических формулах. Гербарт занимал должность профессора в Кенигсберге. Он был преемником Канта в этом городе и восседал на этом троне с 1809 по 1833 г. Его «карты» и «путеводители» считались достоверными. Каждый вошедший на «землю психологии» начинал говорить его словами, видеть вещи такими, какими он их описал, и учить других на его языке. Лекционные залы не могли вместить толпы желающих его услышать; Гербартовские общества расцветали в Европе и Америке; его влияние на обучение психологии с использованием методов воспитания невозможно переоценить. Мы все еще являемся гербартианцами, когда считаем, что процессы обучения и познания должны быть в первую очередь психологическими".

Кто знает Гербарта? Зато все знают Фройда и Вундта. В особенности, Фройда.

Без комментариев.
cantadora_09: (Default)
Для меня, собственно, это о том, в чем разница между символом и знаком, образом и обыденной реальностью, и опять - о буквализме, которого все-таки следует избегать.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] tjorn в В чём разница между "осовремененной" экранизацией/постановкой и ...
... опошленой?... скорее - обессмыслененой. Лишённой смысла в процессе попытки особо доходчиво этот самый смысл донесть до "потребителя смыслов". Странно? Зато - правда.

Немножко умного. Не моего.:-) И - моего, но не умного.:-) )
cantadora_09: (Default)
- Когда же я смогу выбраться отсюда?
- КОГДА НАЙДЕШЬ ТУ, ЧТО РЕАЛЬНА.
- Это какой-то подвох?
- НЕТ.

Матушка посмотрела на себя.
- Вот эта, - сказала она.

Терри Пратчетт. Ведьмы за границей


Таро, помимо всего прочего, позволяет понять, что все наши знания рекурсивны. Не то, что не существует единой истины и можно бесконечно блуждать в переплетениях значений, означающих и означаемых, как говорят постмодернисты. И не клубок, которому нет ни начала ни конца. А именно рекурсивность – когда одно понятие влечет за собой другое, другое отсылает к третьему, третье – к четвертому, а четвертое снова возвращает к первому. Получение «знания» или понимания происходит не по принципу накопления или увеличения некоторого качества, а по принципу восприятия «взаимоподсвечивания» всех этих метафор и идей. То есть, если предельно упростить ситуацию, получится, что «сепулькарий – это место для хранения сепулек, а сепульки – то, что хранится в сепулькарии». И это все, что нам известно о мире и происходящих в нем процессах.


Read more... )
cantadora_09: (Default)
За идею спасибо kateksis :)

Вытеснение – это свойство не психики, а языка. Психика действует как сеть, в которой то, что не принимается, не осознается или же не нужно в данный момент, попросту «исчезает», растворяется, превращаясь из облаков осознанности в диффузную имплицитную информацию-массу, которая может в любой момент «собраться» в то же облако, но уже на новом уровне. И это не есть вытеснение, это просто мерцание внимания. Приблизительно так, согласно современным данным, работает мозг.


Read more... )
cantadora_09: (Default)
У Джоан Роулинг в «Гарри Поттере» есть изумительный образ – Выручай-комната. Это таинственное помещение, которое одновременно и существует, и не существует. В том месте, где ее можно найти в Хогвартсе, – гладкая стена. Для того, чтобы возникла Выручай-комната, необходимо трижды пройти вдоль этой стены, думая о том, что ты хочешь получить от волшебного помещения и как можно более четко формулируя «заказ». На обязательности этого условия построена сюжетная коллизия в шестом томе, когда Гарри оказывается не способен раскрыть козни Драко Малфоя из-за того, что не знает, какую форму тот придал комнате.

Просто поразительно, как писательское воображение схватывает ключевые философские концепты и направления, даже не нуждаясь в том, чтобы называть их таковыми.

Прежде всего, это относится, конечно же, к представлениям о реальности. О ее изменчивости, подверженности переменам в зависимости от наших представлений о ней, и так далее. Но не только. Поскольку Выручай-комната уже находится в магическом пространстве замка Хогвартс, которое само по себе является метафорой изменчивой реальности, я думаю, речь идет о другом.

Read more... )
cantadora_09: (Default)
Любопытно, как в современном мире звучат и играют старые дискуссии. К примеру, если говорить о связи между данными биологии и психоаналитической герменевтикой, особый интерес представляет память. Я уже писала раньше о том, что ученые-нейробиологи давно отказались от представления о памяти как о некоем «следе» в нейроструктурах мозга и предпочитают сегодня думать о ней как о распределенной реальности и постоянно новом и актуальном процессе. То есть, грубо говоря, память творится здесь и сейчас, по мере переживания текущего мгновения. Это само по себе открывает потрясающие перспективы для понимания того, кто мы такие и как осознаем себя в этом мире.

Но как психотерапевта меня интересует, что это значит для психоанализа?

Read more... )
cantadora_09: (Default)

Теория классической психологии склонна огульно отказывать человеческой психике в какой бы то ни было связи с землей, на которой живут люди, в знании культурной этиологии болезней и тревожных состояний; она склонна также отделять психику от политики и жизни общества, формирующей внешнюю и внутреннюю жизнь людей, будто этот внешний мир не столь же сюрреалистичен, не столь же насыщен символами, не так же влияет и воздействует на жизнь души, как внутренняя болтовня. Страна, культурная и политическая среда, в которой мы живем, точно так же определяют психический ландшафт человека и в этом свете имеют такую же ценность, как и его субъективная среда.

Кларисса Пинкола Эстес

cantadora_09: (Default)

Одним из двух вступительных экзаменов на факультет психологии является математика. Многих абитуриентов – как тех, для кого это первое образование, так и решивших получить второе высшее, смущает, удивляет и даже раздражает подобная практика. Зачем психологу математика, если психология – это стопроцентно гуманитарное знание?

Здесь кроется серьезная ошибка.

Математика – это большое искусство, которое помогает понять себя, как ничто другое. Язык математики метафоричен, глубок и точен. Он свободен от излишних частностей, нагромождений смыслов и повторов. Но главное – он позволяет научиться ясно мыслить и концентрировать внимание.

Read more... )
cantadora_09: (Default)

Игра смыслов – одна из основных причин удовольствия от художественного произведения. Ролан Барт, помнится, именно так это и называет – одновременно более прямолинейно и более глобально: удовольствие от текста.

Удовольствие это скрывается в том, что одна и та же мысль, фраза, сумма значений или деталь, может в разных контекстах, для разных людей и под разным углом обозначать разное. Волшебное пересечение линий, каждая из которых возможна, но не явлена до конца или явлена как часть аккорда, неожиданного па или целого ансамбля, творит текст.

Read more... )

cantadora_09: (Default)

Самое первое и самое важное, что нужно усвоить занимающемуся любой понимающей практикой – различие между герменевтикой и семиозисом.

Помимо всего прочего, разница между ними в том, что у семиозиса нет чувства юмора. В нем есть знания, теории и концепции, есть интересные гипотезы, есть достаточно связный и глубокий нарратив. Но улыбки и возможности благодаря этой улыбке изменить взгляд на себя самого, скользнуть в новую тему и технику, сюрприз новой идеи, – нет.

В психоанализе юмор считается одной из высших защит, и это выдает в нем семиозис. Вы можете встретить в психоаналитических работах все, что угодно, кроме настоящей, смешной, сильной, многоуровневой шутки. Хитрец-Гермес обходит стороной эти мрачноватые чертоги и недоуменно пожимает плечами: надо же, какая важность! Впрочем, иногда он заглядывает в окна, и, издевательски прищелкивая языком, орет прямо в ухо очередному аналитическому дарованию «новую теорию неврозов», которую тот (разумеется) приняв всерьез, тут же начинает исступленно записывать…

Семиозис буквален, точен, аккуратен. Именно в его контексте составляются словари и глоссарии, очерчивается терминология, обретает форму парадигма. Но это же и его бич: никто не в состоянии выйти за пределы этого военизированного периметра, как и защититься от его избыточного традиционализма.

Шутка, смех, парадокс несовместимы с жесткой знаковой системой, с фиксированной инструкцией, сколь бы сложной она ни была. Им необходимы движение, свобода, ярость, вихревые потоки, дикий пляс на немытом полу. Образ способен смеяться повсюду, и даже если его создатель смертельно серьезен, образ высмеет и его.

Мы не можем управлять образами, но зато можем управлять знаками. Поэтому нет большего наслаждения для ученого или обывателя, для школьного учителя или психоаналитика, чем постараться в точности выяснить, что означает то или иное явление или симптом, художественное произведение или система уравнений. К счастью, сама серьезность, с которой они занимаются своим семиотическим (действительно крайне важным) делом, создает образ, который искренне потешается над всем этим.


5sza0iByr9Y

cantadora_09: (Default)

1. Читай мифы изумленными глазами. Через них виден их архетипический смысл; через него – мистический источник.

2.  Читай мифы в настоящем времени. Вечность – это сейчас.

3. Читай мифы в первом лице множественного числа: Боги и Богини древней мифологии по-прежнему живут в тебе.

4. Каждый стоящий миф обладает мощным магнетизмом. Замечай образы и истории, которые тебя влекут и отталкивают. Изучай поле связанных с ними образов и историй.

5. Смотри на общие силовые линии; не теряйся в деталях. Требуется не столько специализированное изучение, сколько междисциплинарное видение. Связывай; разрывай старые способы узкого мышления.

 6. Возвращай земному его священную природу; даже на долларовой купюре есть печать Вечности.

 7. Если Бог везде, то мифы могут возникать где, когда и с кем угодно. Не давай своей романтической нелюбви к науке заслонить от тебя природу Будды, скрытую в компьютерном чипе.

 8. Знай свое племя! Мифы никогда не возникают в вакууме; они – это соединительная ткань тела общества, которая тесно связана со снами и фантазиями (личными мифами) и ритуалами (внешними выражениями мифологии).

 9. Расширяй свои горизонты! Любая мифология, достойная запоминания, будет глобального масштаба. Земля – наш дом, и человечество – наша семья.

10. Читай между строк! Буквализм убивает; воображение несет.
cantadora_09: (Default)

Самость – странное понятие, которым обычно определяют разные формы идентичности, как они подразумеваются в различных системах знаний.

Одной из основных сложностей в описании самости всегда была проблема «внешнего» и «внутреннего», дихотомическая сшибка, в результате которой ряд исследователей оказывается на стороне концепции самости как внешней, трансцендентной реальности, другие утверждают ее внутреннюю, имманентную природу, третьи же склонны полагать, что некоторым образом самость является и тем и другим, по-разному «определяя себя» в нашей психике.


Read more... )

cantadora_09: (Default)

Корпус, или система ассоциаций – это всегда нечто, что позволяет создавать уют и место пребывания. Вопреки мнению некоторых психоаналитиков, ассоциации существуют не для того, чтобы давать ответы на вопросы. Они существуют для того, чтобы создавать поле.

Как охотник в первобытном лесу сплетает из веток хижину, чтобы сохранить кусочек мироздания, сделать его упорядоченным и немного похожим сегодня на то, каким он был вчера и каким будет завтра, так аналитическая группа, терапевт и клиент, таролог и клиент, сплетают ветви ассоциаций, создавая священное пространство смысла.


Read more... )
cantadora_09: (Default)
 
Эликсир Фрейда

Наблюдая развитие психоаналитического направления и того, как оно осознает себя на разных этапах этого развития, невозможно не заметить тех изменений, которые претерпел психоанализ на протяжении своей более чем столетней истории. Начавшись как метод лечения неврозов в соматической клинике, психоаналитическая терапия постепенно переросла в понимающую и помогающую практику. И в значительной степени излечилась от потребности лечить.

Но все чаще я думаю – так ли это? И так ли все просто?

Если психоанализ Фрейда стал производным или, скорее, контрапунктом викторианской витальной беспомощности, то все дальнейшие его модификации и школы оказывались уже попытками понимания. Попытками обращения к жизни. Фрейд не искал понимания – он искал разгадки. Поместить Я там, где было Оно, означает предложить себе и клиенту некоторым образом (безопасно) конвертировать Нечто, что мы называем бессознательным, в сознательные структуры. Другими словами, это предложение некоторого семиозиса, с особым, пусть и не доступным большинству, словарем значений, достаточно усвоить который, чтобы быть «здоровым».

Новая психоаналитическая традиция пошла другим путем, делая акцент на герменевтике, в противоположность семиозису. Если еще Юнг пытался обнаружить в проступающих в обыденной реальности феноменах бессознательного некоторые высказывания, то современная постмодерная психоаналитическая мысль постепенно приходит к пониманию невозможности изолированного высказывания, которое не было бы связано – может быть, слишком смело прозвучит, и, тем не менее, – со всем на свете.

От изолированных чувств и капсулированного в границах личной истории опыта, от попыток расшифровать, каковы были взаимоотношения с родительскими фигурами, анализ движется к наблюдению кластеров переживаний и взаимодействий. Мы больше не можем говорить о том, что этот человек «является» тем-то и тем-то, не в силах приписать ему определенные качества или наделить каким-то синдромом – он или она всегда оказываются шире, больше, пугающе сложнее этого. Достаточно вспомнить исследования, связанные с распознаванием так называемых пограничных клиентов. Большинство опытных аналитиков признают, что borderline есть скорее качество отношений, нежели субстанционально выраженный характер, причем наблюдать такое качество зачастую можно только в кабинете терапевта, в рамках его теоретических ожиданий.

Разгадки не существует. Она представляет собой всего лишь временную игрушку человеческого дитяти, которое из своих весьма малых знаний сделало весьма большие выводы. Эта игрушка ни в коей мере не является ошибкой. Она лишь может служить нам напоминанием о том, какие причудливые формы может принимать мысль, если заранее задавать ей готовые параметры.
Да, но что же это означает для конкретной практики психотерапии? Ведь люди, которые приходят к нам, нуждаются в помощи и, без сомнения, чаще всего ищут какой-то личной разгадки? Целебного средства, такого себе эликсира Фрейда? Отказать такому человеку в готовом решении или даже в его возможности – значит быть в значительной мере нетерапевтичным. В первую очередь, к себе как человеку, который может оказать помощь.

Но давайте представим себе другое: что, если не искать ответы, выбрасывая на поверхность тонны психологической породы, а ради разнообразия предположить, что все ответы истинны и все ложны – одновременно? Дать вопросу вырасти и превратиться в связующую нить с другими, задающими вопросы?

И прекратить вылечиваться. На каком-то этапе бывает полезно вылечиться от чего-то ограничивающего.

Но «кто от себя излечится, пропадет»*.

* цитата из книги Милорада Павича

cantadora_09: (Default)
 
Открытая Фортуна

Х.-Л. Борхес сказал, что в мире всего четыре сюжета. Не разменивался по мелочам. Он был прав, сюжетов действительно не более четырех, все остальное – подробности. Человеческий мир, или вернее, его «рациональная», дневная версия, структурирован в квартерностях. Четыре стороны света, четыре стихии, четыре апостола-евангелиста в западной мифологии. Основные опоры, которые позволяют обозначить мир как знакомый и привычный.

И вот я вижу в Сети рецензию на фильм, построенный по одному из четырех вечных сюжетов – с аллюзией на эсхиловскую «Орестею». И обнаруживаю вот что. Один только пересказ трагедии Эсхила пробуждает сумасшедшую энергию, и мгновенно включает все детали и подробности, вкус и запах истории, ее чувства, гнев и надежду, любовь и сомнение, безумие и мудрость. И несмотря на то, что это вечный сюжет, и всем давно известно, как он организован, и даже интерпретативных «темных мест» в нем вроде бы не осталось, эта история абсолютно непредсказуема. Она словно рождается каждый раз по мере чтения. И Бог ты мой, я совершенно не понимаю, куда она именно сейчас приведет.

Но вот я вижу кадры из фильма, остановленные ради иллюстрирования рецензии. И что же? Мне даже не нужен текст, и не нужно знать, из какой части фильма взяты эти иллюстрации, и кто на них изображен. Я и так заранее знаю, о чем там идет речь. Я могу сесть и подписать эти фото сходу, «озвучив» героев и назвав их, и поверьте, я не ошибусь.

Увы. Это не свидетельство моего таланта. Это свидетельство неумения автора действовать в сюжете и обнажать историю.
Настоящая история не нуждается в том, чтобы ее рассказывали. Она нуждается в том, чтобы ей позволили рассказать себя. Не загружая ее условностями или представлениями нашего ума о том, как надо. Нашими кватерностями.

В какой-то момент эта удивительная способность человека организовывать мир, разделяя его по сторонам света, в самом широком смысле слова, оборачивается выхолащиванием мира. Тогда четыре становится не то чтобы мало, но слишком просто. Мифологически просто, когда ты удовлетворяешься короткими и сухими ответами, вместо того, чтобы спрашивать еще. А поскольку именно твои вопросы определяют, какими будут ответы, те становятся предельно четкими и плоскими. Как зоны на чертежной доске. И предельно сконцентрировавшись и уверовав в эти зоны, мы начинаем называть их судьбой.

Мне вдруг пришло в голову, что в колоде Таро нет более ироничной карты, чем Колесо Фортуны. Взгляните: четыре евангелиста по краям, четыре деления Колеса и три состояния души. И одно вращение, которое, кажется, раз навсегда замкнуло любые человеческие попытки умножить варианты развития. Этот рисунок как будто бы говорит: если ты хочешь и дальше видеть кватерности и только кватерности, твоя жизнь в плену у судьбы. И все, что с тобой происходит, случается лишь по воле неумолимого рока.

Но это только десятый аркан. И второе его послание – ты сегодня, прямо сейчас, когда смотришь на эту карту, видишь свои кватерности, а значит, находишься вне их, не отождествлен с ними и можешь осознать, что они условны. А что условно – то не реально. Ты свободен выбирать.

Этот рисунок улыбается.

Пропусти внутрь себя его улыбку, и ты сможешь наполнить жизнью истории, которые предсказать невозможно.

Это и есть счастливый случай, который предлагает Колесо Фортуны: напомнить себе о том, что ты свободен.
 
cantadora_09: (Default)
Гуны вращаются


Одноглазый улыбнулся.
- Смысл, – произнес он, – принадлежит Порядку. Язык Хаоса бессмыслен по определению.
- Язык Хаоса? – переспросила Мэдди. - Но я его не знаю. Я о нем никогда не слышала…
- Нет, знаешь, - возразил Одноглазый. - Он у тебя в крови.

Дж. Харрис


Считается, что основополагающим свойством человека, отличающим его от всех других живых существ, является способность говорить. Высказываясь, мы выводим наши мысли и чувства за пределы собственного Я и создаем точку зрения, уникальный фокус, под которым смотрим только мы и никто другой.

Эта способность, или скорее, возможность ее реализовать, долгое время была привилегией избранных. Начиная от жреческих каст древнего мира и заканчивая обеспеченными слоями населения в англосаксонских демократиях. Но постоянны в этом мире только перемены, и с ростом человеческой активности – в том числе, познавательной активности, выражать себя устно и на письме стало проще.

Рискуя разворошить старый спор яйца и курицы о первородстве, скажу, что именно появление надежно зафиксированных и доступных (хотя бы в ученой среде) текстов положило начало революциям сознания. Забудьте об ЛСД и опытах Станислава Грофа, сложите на полки многотомные сочинения К. Кастанеды – это все не то. Это следствия, не причины.

Пока людей было относительно мало и от большинства из них были закрыты даже самые элементарные знания, функцию точки зрения брала на себя община. Вначале обобщая (присваивая) накопленный опыт, а затем – управляя от его имени.

Когда нам говорят: «то-то и то-то помогает» или «то-то и то-то правильно» (опущу формулировки «этого хочет бог/боги» и «потому, что я так сказал»), то обычно опускают объяснения этой правильности. Подразумевается, что община уже проверила этот способ действия и нашла его безопасным, а то и полезным. И точка зрения общины не оспаривается, потому что правила техники безопасности для нынешних поколений пишутся кровью предыдущих. Точка зрения общины всегда жесткая, императивная и сработанная на века. У нее есть только один недостаток – она не допускает возможности экспериментировать.

Появление в ХХ веке демократического плюрализма все изменило. Оно стало закатом «жестких» точек зрения, в которых реальность выстраивалась как единственная и в обобщенном варианте существующая для всех. Правду сказать, изменились и критерии безопасности. Община, как часто бывает, далеко не сразу поняла это и продолжала настаивать на своем. Так, словно мир замер в Средневековье и вся Вселенная по-прежнему вращается вокруг планеты Земля.

Единое тело церкви, государства, нормативного права были «информационными носителями» этой парадигмы и, не имея ничего, что было бы им противопоставлено, заявляли свою абсолютную власть.

Это не означает, что в те времена не было разных точек зрения. Но они не обладали авторитетом. Не мудрено: одна-единственная точка зрения, один ракурс всегда являются одновременно и взглядом, и попыткой навязать этот взгляд. Кто владеет реальностью, тот владеет теми, кто в этой реальности находится. И вакансия на должность истины уже была занята.

Именно по этой причине были сожжены Ян Гус и Джордано Бруно, а Галилей был принужден под пытками отречься от своих теорий. Безразлично, о чем именно они говорили – и даже собственно то, что у них была иная точка зрения. Важным было, что она не могла существовать одновременно с официальной. Перестраивать картину мира обошлось бы слишком дорого – и финансово, и в смысле социально-политических изменений. А двух официальных реальностей быть не может. Как совершенно правильно полагали иезуиты разных времен, это повергает массы в хаос и бесконтрольно увеличивает их тревогу.

А кто может предсказать, как будет действовать хаос…
 

cantadora_09: (Default)
Герменевтическая справка

В Хогвартсе было сто сорок две лестницы - широких и плавных;
узких и шатких; таких, которые по пятницам приводили не туда, куда обычно…
Кроме того, некоторые двери не открывались, пока их вежливо не попросишь или не потрешь в правильном месте, а некоторые были и вовсе не двери, а глухие стены, притворявшиеся дверьми. Запомнить, где что находилось, было совершенно невозможно, потому что вещи все время перемещались.

Дж. К. Роулинг



Герменевтика не работает в линейных экспериментах. Те ходы и лестницы, что во вчерашнем исследовании с вчерашними операторами вели в одну сторону, сегодня могут уводить совсем в другую, и это совершенно нормально.

Основная ошибка при попытке «экспериментально проверить» герменевтические выводы – в изначальной посылке, которая почему-то (по аналогии с дигитальными способами) полагает, что понять означает извлечь какой-то заложенный внутри смысл. Это не так. Понять – не значит расшифровать.

Кажется, это так просто. Но попробуйте «поиграть» с этим, и вы увидите, как сильно сопротивляется ваш дигитально воспитанный мозг, стоит вам попросить его не разгадывать.

Разгадывает семиозис. Мы видим некое «начертание», будь то творение человеческих рук или природное явление, – и пытаемся узнать, что оно значит. То есть предполагаем, что за ним, сзади, «прячется» конкретное нечто. Образ, вещь, субстанция, которая спокойно может заменить знак, если в том возникнет нужда. Причем эта вещь и есть истинная реальность, которую знак прикрывает, полагаем мы.

Как ни парадоксально, линейное мышление типа «это означает то» досталось нам в наследство от мифологического. От привычки объяснять простыми причинами простые следствия.

Архаичный человек наблюдал за природой и видел, что один объект может принимать разные обличья. Коварный косматый зверь, царь ночного леса, утром превращался в высохший пень, застывая в прыжке. Мелкие червеподобные демоны повисали кисточками семян на ветвях, а маслянисто-черные анаконды оборачивались быстрой лесной рекой. И сотни раз столкнувшись с такими превращениями и пережив тысячу ложных битв и миллион ложных смертей, человек пришел к выводу, что многое в мире, возможно, означает что-то другое.

Он был еще не готов к тому, чтобы предположить, что его собственная психика создает значения из предложенных ингредиентов, невероятно сложным и – может быть – непостижимым путем.

Что если предположить, что за этим явлением, которое мы наблюдаем прямо сейчас, ничего не скрывается? Хитрец-Гермес повсюду и нигде, и он не собирается останавливаться в какой-то одной конкретной точке только потому, что нам так хочется. Смысл текуч. У него нет стабильных, присущих только ему свойств. Сегодня – в этом месте-времени это явление соотносится с чем-то одним, а завтра будет соотноситься с другим. Возможно, близким первому, но не тем же самым.

Отсюда, кстати, проблемы с верификацией психоаналитической теории. Она не сводится к простому семиозису, ее положения всегда обладают смыслом «здесь и сейчас». Как говорит Томас Огден: «Если клиент спрашивает меня, что я сказал минуту назад, я отвечаю, что не могу сказать ему, что это было, так как тот момент уже прошел. Вместо этого я предлагаю ему поделиться своими чувствами по поводу сказанного».

Чувства можно переживать как целое, и это переживание можно освоить. В него можно войти и быть в нем не спрашивая. Не объясняя и уйдя от любого рода оценок. Это и будет место смысла. Солнце в системе Таро. Центр, ступица Колеса. Вращается все, но только не этот центр.

Мы никогда не сможем выразить этот смысл словами и отразить в «результатах эксперимента». Инсайт, просветление, осознание – все это не более чем слова. Порой мне кажется, что это результаты неудачных экспериментов.

Когда смотришь, не расставляя по рангам значений, не редактируя и не выделяя «важное» красным карандашом своего ума, возникает радость и красота. Возникает свет.

Сефира Тиферет.

Profile

cantadora_09: (Default)
cantadora_09

March 2014

S M T W T F S
      1
234 567 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 12:08 am
Powered by Dreamwidth Studios