cantadora_09: (Default)

Экстаз – это не удовольствие. Вернее, не только и не столько удовольствие. Само слово происходит от греческого ἔκστασις, обозначающего, по разным версиям, смещение, нахождение вовне, пребывание вне себя. Буквально же, я думаю, его можно перевести как «вне формы» или «из формы».


Экстаз обозначает снятие ограничений, расширение сознания, покидание привычных границ, а значит – способность увидеть и использовать новые возможности.


Именно поэтому экстатические практики, предполагающие «кайф» и только удовольствие, ради самого удовольствия, – бессмысленны. Они не делают нас другими и не открывают новому. Впрочем, практики здесь ни при чем: чаще всего в нашем культурном (западноевропейском индустриально-ориентированном) контексте предлагаются не они, а их суррогаты – ритуалы, мантры и молитвы «в усеченной форме», когда канал открывается, но больше ничего не происходит. Но это все равно, что открыть кран с горячей водой, подставить руки под струю, дождаться, пока сморщатся подушечки пальцев – и объявить себя «магом горячей воды».


Удовольствие («нагревание») может быть побочным продуктом изменения: когда ребенок, ползавший на четвереньках, встает на ноги, он переживает экстазис, выход за пределы себя-ползающего. Это всегда наполняет наслаждением. Но наслаждение есть качество явления, а вовсе не его смысл.


Поэтому, когда Алистер Кроули говорит, что целомудрие должно погибнуть в экстазе, он не предлагает монахам и аскетам порвать на себе власяницы и начать совокупляться направо и налево, взвизгивая от похоти. Он имеет в виду, что адепту необходимо разорвать «целую» оболочку своего невежества, магической девственности, атавистического страха и профанической инерционности, чтобы оказаться в новом состоянии за пределами прежнего. Оно окрашивается восторгом благодаря расширению осознания и обретению доступа к большему внутреннему простору, а не потому, что вы нарушили табу и «сделали то, что запрещала мама».


Говоря психоаналитическим языком – невротик никогда не достигает экстазиса, потому что до ужаса его боится: обученный жить в тесных рамках и «прошитый» правилами и нормами, он воспринимает любой выход как смерть. И поэтому держится за скорлупу «целомудрия» до последнего, буквально отождествляя себя с ней (недаром большая часть невротических проблем связана с сексуальностью). Потому, кстати, невротик бежит со всех ног от любого удовольствия, так как безошибочно узнает в нем признаки экстазиса.


Пограничный человек допускает опыт и переживания экстазиса, может спонтанно «входить» в него и также спонтанно «выходить», сохраняя при этом связь с обеими реальностями. Но он не обладает умением ограничивать себя и структурировать переживания, и в результате, бывает, просто не может понять и определиться, кто же он и «где находится».


Многие пограничные личности вообще не умеют осознавать себя в экстазисе, а значит, не могут адекватно воспользоваться его преимуществами. Но в то же время, и «скорлупа» невротических оболочек им тесна. В итоге такие люди часто проживают жизнь, отчаянно борясь с измененными состояниями сознания и бессознательно стараясь «удержаться» на поверхности обыденной реальности. Если же этого сделать не удается, и время от времени все же происходит «соскальзывание», этот процесс становится очевидным не только для пограничного человека, но и для окружающих. И тут уж невротики, живущие в вечном страхе лишиться невинности, либо нападают на такого человека, либо подвергают его социальной изоляции.


На психотическом же уровне проблема экстазиса в нашем понимании «растворяется». Здесь нет как таковой формы, которую можно было бы покинуть и, вероятно, поле возможностей перманентно находится в неком кипящем состоянии, так что психотик не «выходит» и не «входит». Он просто пребывает в нем.


Мы знаем о психотических феноменах слишком мало, чтобы говорить, насколько реальны те или иные состояния – например, «психотические страдания», «психотическая дезорганизация» и так далее, или же они представляют собой проекцию «страхов неограниченности» в обществе, где невроз определен как «норма». Я склонна думать, что психотики оказываются в закрытых учреждениях не для того чтобы быть «вылеченными», а чтобы оградить от них невротиков. Выход же (экстазис) «безумного» из больницы становится своеобразным – порученным ему социумом как козлу отпущения – отыгрыванием вовне, единственным, какое невротик может себе позволить.


Возможно, Кроули ополчился на христианство в том числе по этой причине. Он не мог не понимать, что казнь еретика или ведьмы, вообще нарушителя морального закона, предлагает «праведнику» на мгновение пережить то же освобождение энергии, тот же экстазис, но назвать это по-другому – и попытаться прикоснуться к тайне, оставшись «невинным». Также поступают те, кто умерщвляет плоть и занимается самоистязанием: здесь страдание – это наслаждение, переодетое, чтобы иметь право быть представленным на празднике законодателей. Проблема не в том, что адепт истязает себя – он свободен распоряжаться своим телом и душой как пожелает – проблема в том, что он лжет.


XI Аркан Таро Тота, изображающий Бабалон на Звере, показывает момент вхождения в практику на экстатическом уровне – в том числе, и момент выбора: ты делаешь это, чтобы выйти за пределы, или чтобы только получить вторичные выгоды, в виде удовольствия, тщеславия, торжества над профанами?


Это испытание: пройти XI Аркан – означает узнать и быть готовым принять, насколько ты искренен и подлинен в своем делании, насколько способен быть независимым от коловращения Колеса Фортуны – предыдущей системы ценностей и привычной картины мира – в его не только социальном, но и магическом смысле.


Ты не можешь знать, что произойдет после того как ты примешь чашу Бабалон. Просто потому, что этого еще нет в твоей реальности, ты создаешь это самим актом посвящения.


Экстаз  это только прыжок, растяжка. Ничего больше.


M11_Lust

cantadora_09: (Default)

Чего не хватает многим представителям магических и психотерапевтических практик? Им не хватает игры. Легкости и спонтанности, которые возникают тогда, когда относишься к своему искусству как к музыке, причудливому и волшебному сплетению нот, дарящему радость, а не тяжкой, но необходимой обязанности.

Огромное количество работ тарологов, рунологов, психотерапевтов наполнено такой вселенской тоской и мрачным радением о судьбах человечества, что после их прочтения даже подавленность проходит – остается одно недоумение. Хочется спросить автора: - А зачем же Вы всем этим занимаетесь, если это так тяжело и не приносит огрубевшим в материалистической и невротической действительности клиентам никакой реальной пользы, лишь временно облегчая «симптомы»?


Read more... )

cantadora_09: (Default)

Я думаю о том, что мы живем в Новом Средневековье. Это переходный период, когда сложилась некая цивилизационная общность и культура, быт, отношения между людьми обрели, с одной стороны, устойчивость и привычность, с другой же – они по-прежнему находятся в состоянии становления, поиска, опасливого и внимательного опробования на прочность.

Сегодня уже реализованы и защищены права женщин, гомосексуалистов, людей с ограниченными возможностями, изменены и усовершенствованы трудовые договоры, рассматриваются разные варианты семьи, ищутся новые способы воспитания детей. Но еще на гомосексуалистов смотрят с испугом, с наемными работниками торгуются за нормальную оплату их труда, а женщинам время от времени «напоминают», что их место на кухне.


Read more... )

cantadora_09: (Default)


Сэр Алистер

Я думаю об Алистере Кроули. О его пути. О том, что он совершал и к чему стремился.

Эта старая Англия. Конец XIX века. Время притаилось в углу, следя за тем, что же будет происходить, потому что и люди, и сама эпоха ведут себя более чем странно. В Австрии свои первые труды пишет доктор Фрейд, над совершенно парадоксальными открытиями склоняется Альберт Эйнштейн, а местные английские лорды с упоением создают магические ордена.

Впрочем, не они одни.

И вдруг этот юноша, полный восторга перед жизнью и перед тем, что ему хочется, невероятно хочется и тянет познать, почувствовать, обнять своим существом. Дерзкий, яркий, бескомпромиссный. Сколько бы я ни читала современных авторов «магических трудов», какие бы их теории или высказывания ни попадались мне на глаза, я никогда и нигде не встречала такой ошеломляющей смелости и внутренней свободы, какая была у Алистера Кроули.

Он никогда никого ни к чему не призывает. Он никогда не говорит – что нужно делать. Он не изрекает сентенций, не создает догм и не бранит прямо или косвенно тех, кто имеет наглость не интересоваться магической наукой или понимать ее «неправильно». Он играет, радуется, шалит, смеется, показывает, дарит всю эту магию тому, кто захочет взять.

Его слова полны воздуха. Того самого воздуха, о котором он говорит, когда описывает карту Шут, как самую активную, творческую и непредсказуемую.

В его словах столько простора. Они свободны в самих себе и в тех, кто передает их дальше. Кроули очень сложно цитировать, потому что практически все, что он говорит – не столько мысли, сколько состояния. Просто войди в это.

Когда я думаю о нем, перед моим внутренним взором всегда возникает карта Вожделение. Его обновленный одиннадцатый аркан, один из символов нового Эона. Она всегда с ним и через него – дева Бабалон, одна на диком звере, который – и зверь нашего инстинкта, и грызун нашего ума, и тяжелая поступь бытового привычного прагматизма. Она, которая вся из света, из того, который в глубине и который доступен каждому.

Она – наслаждение, но не упоение похотью, потому что похотью нельзя упиваться. Упиваться можно лишь радостью жизни, радостью тела, радостью души, радостью единства своего существа.

Я думаю о том, как часто его сейчас цитируют и даже пытаются создавать какие-то апологетические биографии, как будто такие люди могут нуждаться в оправданиях. Я думаю об адептах и иерархах ордена Золотой Зари, которые однажды возложили ответственность на юного мага за некое правонарушение, которое было нужно им, а не ему. А потом его сдали властям и почти забыли.
Только кто вспомнит их сегодня, и кого из них можно читать без зевоты, дорогие мои друзья?

Как же это легко – быть «христианином», «мусульманином», «психоаналитиком», «юнгианцем», «телемитом»… И не уметь читать, не уметь чувствовать и никогда не задумываться, что, Боже мой, какое это имеет значение и зачем все эти слова?..

Он говорил: «Каждый мужчина и каждая женщина – Звезда». И говорил не для того, чтобы повторяли и высекали в бронзе. А чтобы поплыли в этом, как в море. Чтобы отдались этому полностью.

Он был свободным.

Что мешает быть свободными нам?

thoth_wands_prince_full


  



Profile

cantadora_09: (Default)
cantadora_09

March 2014

S M T W T F S
      1
234 567 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 04:21 pm
Powered by Dreamwidth Studios